Дроны-перехватчики. Что задумали находчивые японцы?

Новости
В условиях растущей напряжённости Япония задумала приспособить БПЛА под перехват вражеских ракет

В ближайшее время в истории мировой ПВО может открыться новая страница, связанная с развитием беспилотных технологий. На днях японская газета Sankei Shimbun сообщила о том, что Минобороны страны восходящего солнца в кооперации с США планирует создать группировку из десятков барражирующих дронов.

Отмечается, что такие БПЛА понадобятся для перехвата гиперзвуковых и баллистических целей в районе Японского и Восточно-Китайского морей. Беспилотники будут взаимодействовать с американскими малыми спутниками слежения за гиперзвуковыми системами.

В прошлом месяце Агентство космического развития (АКР) Пентагона запросило у Конгресса США дополнительно 200 млн долларов на создание и развёртывание сети космических аппаратов слежения. Предполагается, что они будут располагаться на низких орбитах (от 300 до 1000 км). Общая стоимость этой программы составляет 2,5 млрд долларов. Она должна быть завершена в 2025 году.

В целях «сдерживания»

Очевидно, что усилия Японии и Соединённых Штатов направлены главным образом на «сдерживание» растущего военного (в частности, ракетно-ядерного) потенциала Китая и КНДР.

Поднебесная гигантскими темпами развивает орбитальную группировку, которая используется военными для связи, разведки и целеуказания, имеет огромное количество БПЛА разных классов и строит более 100 новых шахтных пусковых установок для развёртывания в них межконтинентальных баллистических ракет (МБР).

Наряду с этим Китай усиливает свои военно-морские возможности, укрепляет систему ПВО-ПРО и систему предупреждения о ракетном нападении (СПРН), состоящей из космического и наземного (радиолокационного) эшелонов.

Начальник Стратегического командования ВС США (STRATCOM) адмирал Чарльз Ричард неоднократно на публичном уровне заявлял, что Пекин проводит модернизацию своей армии с целью получить возможность наносить не только ответные, но и превентивные удары, в том числе ядерные.

При этом КНР объясняет усиленную милитаризацию недружественной политикой США, Великобритании и Австралии, сформировавших в прошлом году альянс AUKUS. Видимо, чтобы не нагнетать обстановку в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), Япония к нему не присоединилась, но формально и де-факто полностью поддержала союз.

Последние годы заметно окрепла и КНДР, получившая определённую передышку из-за отвлечённости Вашингтона на разборки с Китаем и украинский кризис. С начала года Пхеньян провёл десятки ракетных пусков, причём некоторые из них были прямо запрещены резолюцией Совбеза ООН.

Как считают эксперты, при экономической и технологической поддержке могучего соседа Северная Корея получила баллистические ракеты разной дальности, в том числе межконтинентальной, совершила огромный прогресс в совершенствовании крылатых ракет и реактивных систем залпового огня (РСЗО). В январе 2022 года в КНДР отчитались об успешном испытании гиперзвукового оружия.

Такая масштабная милитаризация, как утверждают в Пхеньяне, является вынужденным шагом из-за сохраняющихся планов вторжения США, применения оружия массового поражения и вовлечения в конфликт Южной Кореи. Ракетно-ядерный арсенал для северян остаётся единственной гарантией выживания и сохранения государственности.

Трудности перехвата

Ситуация с безопасностью в АТР последовательно ухудшается. Китай явно готовится к переделу сфер влияния в регионе, что должно выразиться в ослаблении американского военного присутствия и решении «тайваньского вопроса» (по прогнозам Пентагона Пекин попытается вернуть остров в 2027 году или раньше).

В складывающихся условиях проамериканский альянс, естественно, ищет средства противодействия и сдерживания растущей мощи Пекина и его фактического союзника КНДР. США и их союзники практически открыто признают, что сейчас способны отразить только ограниченный ракетно-ядерный удар недоброжелателей.

В эту логику как раз укладывается инициатива Минобороны Японии по развёртыванию сети беспилотников, способных выполнять задачи ПВО-ПРО. Правда, подробностей этой небезынтересной разработки пока нет. На данный момент известно лишь, что идея применение дронов, которые смогут получать информацию со спутников США, должна быть проработана специалистами. По сути, это означает запуск научно-исследовательской работы (НИР), которая должна определить жизнеспособность задумки.

С большой вероятностью Токио будет опираться на американский технологический задел в беспилотной авиации. Для длительного полёта и перехвата ракет японцам потребуется сверхтяжёлый дрон. Единственным обладателем нескольких типов таких аппаратов являются Соединённые Штаты.

Напомним, в прошлом году американцы впервые разместили в Японии БПЛА Northrop Grumman MQ-4C Triton. Два аппарата выполняли разведывательные полёты вблизи спорных с КНР островов. Формальным поводом для его использования стала «активная военно-морская деятельность» соседних стран.

MQ-4C Triton — настоящий гигант, призванный выполнять широкий круг задач по сбору информации о противнике и дополнять возможности противолодочного самолёта Boeing P-8 Poseidon.

Взлётная масса БПЛА составляет 14,6 т, длина — 14,5 м, высота — 4,6 м, размах крыла — почти 40 м, практическая дальность — 15,2 тыс. км, практический потолок — 17 км, длительность полёта — до 30 часов. При этом благодаря мощному и экономичному двигателю AE 3007 компании Rolls-Royce дрон способен держать крейсерскую скорость 575 км/ч.

MQ-4C Triton был создан в первой половине 2010-х годов. Его появление без всякого сомнения можно назвать огромным достижением США в сфере беспилотной авиации.

Помимо высокой дальности и невероятной продолжительности полёта, MQ-4C Triton способен брать на борт огромное количество разнообразной полезной нагрузки. Гипотетически аппарат можно приспособить и для выполнения миссий ПВО-ПРО, если интегрировать необходимую номенклатуру средств наблюдения и вооружения, в том числе ударного.

Стоит отметить, что беспилотники уже применяются как средства противовоздушной обороны. Современные армии мира используют их как носителей комплексов радиоэлектронной борьбы (РЭБ), то есть оборудования, способного выводить из строя электронику целей, в том числе ракет.

Кроме того, тяжёлые дроны способны быть носителями боеприпасов «воздух-воздух» или универсальных ракет, способных наносить удары по наземным, надводным и воздушным объектам.

С течением времени наиболее актуальной станет задача обнаружения и перехвата гиперзвукового оружия. Ведущие державы стремятся получить широкий арсенал этих средств поражения, оснастив ими корабли, подлодки, самолёты и наземные пусковые установки.

Гиперзвуковой летательный аппарат представляет большую сложность для фиксации и перехвата из-за своих скоростных качеств (более 5 чисел Маха или свыше 6 тысяч км/ч). А если он ещё и маневрирует, то успешный удар по нему становится практически невозможен.

Современные системы ПВО-ПРО настроены так, чтобы просчитывать траекторию полёта цели. Ракета-перехватчик запускается в упреждённую точку, где и «встречается» с объектом поражения. Однако в случае с «непредсказуемым» гиперзвуком такая схема может оказаться бесполезной.

Номинально у РФ и США существуют средства защиты от гиперзвукового оружия. Например, как заявляли отечественные разработчики и официальные лица, Россия может бороться с гиперзвуковыми целями с помощью РЛС 59Н6-ТЕ, «Ниобий», зенитных комплексов С-400, С-500, С-550 (находится в стадии разработки), системы ПРО А-235, защищающей Москву.

Тем не менее ни одного государство пока не заявляло о реальной проверке возможностей по гиперзвуковому перехвату. К тому же цели могут лететь намного быстрее 5 Махов, обесценивая возможности комплекса обороны, способного перехватывать летательные аппараты на скоростях, условно говоря, 5-7 Махов.

Инициатива Минобороны Японии представляется вполне перспективным направлением развития научно-технической мысли. В то же время практическая реализация проекта беспилотников ПВО-ПРО обернётся очень крупными расходами на изготовление самих дронов и их эксплуатацию.

Оцените статью