Huawei

По уровню разработки и планирования теракт на Дубровке — вершина террористической мысли.

Основной его замысел: на новом, еще более невероятном уровне повторить вариант Буденновска. Путем захвата массы заложников и последующего скоординированного, не имеющего аналогов информационного, психологического и международного давления сломить волю российских властей. Добиться от них новой капитуляции по варианту Буденновск — Хасавюрт.

Для чего необходимо

1. Захватить объект с заложниками, наиболее значимый Планировалось вначале даже захватить здание Государственной Думы, но от идеи отказались из-за того, что объект серьезно охранялся.

2. Максимально запустить информационное воздействие и психологическое давление, используя имеющиеся связи в среде СМИ и политиков.

3. Активировать максимально широкое международное давление.

4. Добиться перелома общественного сознания в варианте Виктора Степановича Черномырдина образца лета 1995 года: «доброе утро Шамиль Басаевич!»

5. Вершина: торжественный прилет в Москву главы Ичкерии Аслана Масхадова, подписание с ним нового капитуляционного договора.
Затем он победоносно следует в Норд-Ост, забирает террористов и часть заложников, и, в сопровождении послов ряда зарубежных государств, вылетает в одну из зарубежных стран (например — в Саудовскую Аравию).

А кавказская трагедия затем разворачивается по новой, с новыми тысячами жертв.

Понятно, что в новых условиях давление на власти должно было быть несравненно более жестким, чем в Буденновске.

Теракт готовило несколько сот человек, планировало, отбирало, перевозило, размещало, кормило, обеспечивало информационно и политически, как в России, так и за рубежом. Поговаривают, что по Москве террористы передвигались в инкасаторских броневиках одного из известных московских банков.

Поэтому и план действий был намного более зловещим, чем в поспешно организованном Буденновске

1. Захват знакового объекта с заложниками. Усиленное информационное давление.

Список лиц, которых необходимо пускать в качестве переговорщиков, у террористов составлен заранее, тщательно проработан и согласован: как с точки зрения их безопасности, так и последующего информационного и пропагандистского выхода.

2. Для последующего формирования атмосферы всепроникающего страха — взрыв в центре Москвы 1 -2 заминированных машин.

 

Предварительно одна из них, в порядке репетиции, была взорвана у Макдональдса у метро Юго-Западная, была проверена реакция спецслужб на такого рода теракт….

3. Затем — взрыв одной — двух смертниц в вагонах метро.

4. В условиях нарастающего ужаса и истерии включаются давно прикормленные Удуговым агенты влияния в СМИ и бомонде.

Причем проплаченные «паровозы» активизировались поэтапно, ориентированные поставленными целями. А остальные информационные недоумки, сами того не понимая, работали в режиме попугая.

5. Затем старт международного давления.
Активность всякого рода самозванных «переговорщиков» просто зашкаливала!

6. Создание атмосферы массовой истерии.

По телефонам, отобранным у заложников, рассылаются СМС, в которых требование — выйти на Красную площадь в указанное время с требованием вывести российские войска из Чечни.

Замысел был сильный. Но сразу многое пошло не так.

Захватившие Норд-Ост каким то образом потеряли связь с руководством операции. В результате — не смогли действовать продуманно. Действия стали рассыпаться на импульсы.

А затем все пошло не по плану

1. Заминированная машина у здания Московской консерватории, слава Всевышнему, не взорвалась.
2. Террористка походила по метро, команду не получила и поехала назад.
3. Послы идти на Дубровку отказались.
4. Переговоры с посланниками Масхадова застопорились.

А затем была спецоперация.

Теракт на Дубровке показал: пока жив Аслан Масхадов, имевший формальные признаки легитимности, все может повториться.

Любой другой, пришедший на его место — он уже даже в глазах наших западных «коллег» не мог быть ни чем иным, как террористом.

Модель теракта, имеющего политическую цель и готовую схему, переставала существовать. Что потом и произошло.