Как Путин открыл Окно Овертона. Неприличная история

Мнения

В подъезде очередная лекция. На сей раз весьма интеллектуальная. В качестве преподавателя — подъездный философ Василий Абрамович, в качестве студента, с широко открытыми ушами и ртом – нефтяник дядя Володя. Я остановлен ими обоими и нахожусь в непонятном качестве. Этакий наблюдатель.

— Володя, — вкусно причмокнув воздух после рюмки изюмовки, Василий Абрамович, словно дирижер, приподнимает сухую изящную руку, призывая нас к вниманию и тишине. – В нашей нелепой жизни есть такое понятие, как «окно Овертона». Вот о нём мы с тобой и этим соседским мальчиком поговорим. Я приведу практические примеры, и они будут ужасны в своём будущем разрешении, поэтому давайте выпьем, Володя, а мальчик просто постоит, помолчит и посмотрит.

Наливают и пьют. Я вкусно причмокиваю, стараясь самовнушением войти в алкогольный транс.

— Много лет назад вначале робко, на уровне каких-то бесноватых экономистов-одиночек, в России стали говорить о том, что пенсионный возраст в других странах значительно выше, чем в нашей вотчине. Затем об этом стали говорить ответственные, государственные лица. Как итог хлопнувшего окна Овертона – нынешний президент, который и тогда был президентом, сказал что-то вроде «Пока я президент – пенсионный возраст не поднимется!». И вот возраст поднялся спустя несколько лет после его заявления. Все тогда подумали, что окно хлопнуло закрывшись, а оно открылось…

Глазами, величаво как бог, лектор указывает мне на пустые рюмки, и я быстро их наполняю. Выпивается изюмовка молча и торжественно.

 

— Итак. В Советском Союзе никто даже пикнуть не мог на тему Курильских островов. Сейчас ваша братия постоянно муссирует в газетах страдания без Курил всего японского народа, упоминая даже факт клятвы японского премьера на могиле своего папы – дескать, папочка незабвенный, клянусь тебе вернуть острова нашей отчизне (я хихикаю, но тут же останавливаюсь и под суровыми взглядами). И опять государственные люди нашей высшей власти публично заявляют, что острова «мы не отдадим!». И мы опять все слышим, как громко хлопнуло окно. И все опять думают, что оно закрылось. Я же считаю наоборот. Думаю, и даже уверен, через несколько лет острова отдадут, найдя весомый предлог…

Кадр из фильма "Кавказская пленница"
Кадр из фильма «Кавказская пленница»

Двое из троих пьют. Непьющий удрученно молчит.

— А сейчас я сообщу вам, господа, пренеприятное известие, — продолжает в гоголевском духе Василий Абрамович. – Не далее как вчера, довелось мне прочитать в интернете статью какого-то бесноватого медика. В ней он фантазирует на тему, что многим из россиян, пополнившим огромную армию мелких клерков и низовых чиновников, не совсем нужны некоторые органы. К примеру, не совершая тяжелых работ, сидя всю жизнь за бумажками, такому работнику вполне хватит и одной почки. Это, господа, заскрипело открывающееся окно Овертона.

Продолжая фантазию этого ненормального, можно с определенной долей вероятности домыслить, что когда у нас в стране кончатся природные ресурсы – основа нашей жизни как государства, тогда наш вечный президент торжественно хлопнет окном, выступая с обращением к нации – «Пока я президент, я не позволю торговать органами своих граждан!» и спустя несколько лет граждане наши будут жить с одной почкой или без еще чего-то, что будет очень необходимо жителям Европы, Америки или той же Японии…

постер
постер

— А налейте-ка и мне, — говорю я, чувствуя некую холодную пустоту в том месте, где пока еще работает моя правая/левая почка… А так-то, спокойной всем…

Оцените статью
Добавить комментарий