Top.Mail.Ru

Как Юзеф Пилсудский провел «оздоровления власти» в Польше

Новости

В мае 1926 года в Польше под предлогом «оздоровления власти» кровопролитный переворот осуществил маршал Юзеф Пилсудский. Да, тот самый, который сейчас считается отцом польской нации.

На деле Пилсудский был типичный националист, каковых было много накануне падения Российской империи и падения СССР. А нужно понимать, что польский нацист — это, как правило, шляхтич. Собственно, первым нацистским государством была Речь Посполитая, в которой была избранная раса господ, а всякие украинцы и белорусы были бесправные рабы. Вот Пилсудский был такой шляхтич.

Молодость «отца нации» пришлась на 1880-е гг, когда главным кумиром всякой научившейся читать буковки молодежи была «Народная воля». Вот, молодой Юзеф понаслушался всякого и тоже решил стать террористом. В 1887 году его арестовали и дали 5 лет ссылки. Отбыв положенный срок, он вернулся в Польшу и стал опять мутить, издавать национал-социалистическую газетку «Robotnik», потом Швейцария, Лондон, — стандартный маршрут, короче. (Мне вот интересно, в царском правительстве понимали, вообще, что они этими ссылками-каторгами только взращивают себе политических противников).

Когда началась русско-японская война, Пилсудский не поленился и поехал в Японию и стал толкать самураям гениальные планы подрывной деятельности. Самураи, по-видимому, ему не очень поверили и денег не дали, или дали, но мало. Тогда Пилсудский поехал назад в Польшу и стал организовывать вооруженные грабежи, очень успешные (во время одного такого «экса» Пилсудский «бомбанул» 200 тысяч рублей).

С началом Первой мировой он поехал в Австрию и стал там работать уже на австрийскую разведку (видимо, где-то в одном подразделении с историком Грушевским). Короче, на вот такой деятельности Пилсудский набрал себе очков авторитета, поэтому, когда в ноябре 1918 года всё развалилось, Пилсудский приехал в Варшаву и очень быстро стал Naczelnik Państwa, т. е. И. О. главы государства. Эта возрожденная из пепла Речь Посполитая занялась тем же, чем она и раньше занималась, — т. е. расизмом.

  • Во-первых, поляки вышибли из Львова националистов украинских и стали убивать евреев.
  • Во-вторых, полезли в Литву и Белоруссию.

Красная армия весь 1919 год воевала в основном с Деникиным, поэтому на поляков внимания не обращала. Пилсудский, судя по всему, недооценивал красных, откровенно хвастался перед приехавшим туда как раз по службе геополитиком Маккиндером, обещал с три короба чего-то Петлюре и прочим борцам за украинскую независимость.

В какой-то момент польские войска даже вошли в Киев. Тут уже большевики опомнились, вспомнили, что им, вообще-то, нужно делать мировую революцию, и стали нещадно лупить поляков по всему фронту. Дошли до Варшавы, но тут уже сил не хватило. Многие красноармейцы попали в польский плен и были зверски замучены в польских концлагерях.

Ладно. Это всё присказка. Сказка-то сама впереди. А «сказка» вот какая.

В 1922 году Пилсудский оставил высшую исполнительную власть законно избранному польскому президенту Нарутовичу. Но тут случился совсем анекдот. На пятый или шестой день своего великого правления Нарутович пошел на выставку, и там его тремя выстрелами из револьвера застрелил художник Невядомский. Стали спрашивать, зачем художник стрелял. Тот пожал плечами и сказал, что вообще-то хотел убить Пилсудского, но потом передумал. Невядомского расстреляли, понятное дело, а президентом избрали Станислава Войцеховского.

Я рассказал эту историю про Нарутовича, чтобы вам стало понятно, что во Польской республике творился страшный беспредел, коррупция и самосуд. Каждый делал, чего хотел и палил из револьвера, как в салуне на Диком Западе. Собственно, Пилсудского пытались убить многие, например, украинский националист Степан Федак, впоследствии — оберштурмфюрер 14-й дивизии СС «Галичина».

Президент Войцеховский, пришедший на смену Нарутовичу, был, судя по всему, крепко подмазан на западный капитал, потому что за четыре года его правления в Польше разворовали вообще всё, что можно разворовать, была страшная безработица и гиперинфляция. И вот тут-то Пилсудский, который жил четыре года с семьей на вилле, вспомнил вдруг, что он отец нации и все такое. Связи с военными он сохранил. Тогда он поехал в казармы и прямо спросил, не хотят ли паны полковники оздоровить нацию. Паны полковники с радостью согласились поработать «антибиотиком».

Вот. И началось. К удивлению многих, пан президент встал в позицию и сказал, что сие есть путч, по италийскому образцу, нет, отвечали ему, сие есть ро́кош, т. е. тоже традиционная для Польши манера высказывать свое недовольство правительству. Начались бои за Варшаву, в которых погибло более 300 человек и более 1000 человек. Военные, разумеется, победили и избрали Пилсудского новым президентом. Но Пилсудский отказался, сказав, что он отец нации, а никакой не президент.

Ну, то есть Пилсудский был такой изящный диктатор, который занимал незначительный пост, а на всех остальных постах были его марионетки — паны полковники. Вот это и называется — оздоровлять нацию!

Я с таким воодушевлением про этот рокош рассказываю, потому что про него почему-то очень мало пишут в учебниках, и в газетах не любят говорить, и из речей демократических западных политиков очень редко вылетает это словосочетание — Przewrót majowyмайский переворот«). А ведь такие диктатуры были во всех постзападнороссийских республиках (в том же 1926 году в Литве, а в 1934-м в Латвии и Эстонии).

Я всё это к тому, что никакой демократии в Польше и Прибалтике никогда не было, а был нацизм и диктатура. Ну, посмотрите сами. В Польше — Пилсудский был, в Литве — Плехавичюс, в Латвии — Улманис, в Эстонии — Пятс.

А потом вот эти польско-прибалтийские паны рассказывают нам про демократию, конституцию, про Сталина — палача, про то, что русский народ рабский и ордынский по своей натуре! В своих бы усах бревно бы сначала нашли.

Оцените статью