Вообще-то история сенатора из Карачаево-Черкесии не шибко интересна: сейчас только ленивый не язвит, что прийти могли чуть не за любым его коллегой. Но «белый шум» вокруг Арашукова столь силён, что обойти его вниманием было невозможно, как бы тогда не старались «правоохранители».

Сенатора от Карачаево-Черкесии Рауфа Арашукова задержали 30 января в зале заседаний Совета Федерации. Следственные органы предъявили ему обвинение по трем статьям, включая убийство, создание преступного сообщества и давление на свидетелей. Его отца, советника гендиректора ООО «Газпром межрегионгаз» Рауля Арашукова, также задержали по подозрению в организации преступного сообщества и мошенничестве. Они арестованы на два месяца.

ТАСС

Рауль Арашуков (отец Рауфа Арушукова) был дважды судим в 80-х годах: в 1985 году он был приговорен к 2 годам лишения свободы условно и исправительным работам за обман двоих комбайнеров на 4 тонны зерна стоимостью 800 рублей.

В 1987 году Арашуков обвинялся в «хищении государственного или общественного имущества, совершенном путем присвоения или растраты либо путем злоупотребления служебным положением». В этот раз суд назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком на 2,5 года в колонии общего режима. В том же году судимость была снята.

«Газовый король» Северного Кавказа

Как утверждается в материале «Новой газеты», в 1995 году Арашуков возглавил компанию «Талисман», которая заключила договор с компанией «Кавказтрансгаз» о взыскании задолженности за газ с потребителей. Долги «Талисман» получил по бартеру винно-водочной продукцией, кирпичом и другим товаром, за который было выручено 22 миллиона рублей

© Кавказский Узел

В подсознании сограждан дело Арашуковых волей-неволей ассоциируется с ментальностью жителей региона, который – наша «и кузница, и житница, и здравница». Ну что поделаешь, думают многие, ежели у горцев кровь настолько горячая, что даже самый мирный кавказец держит дома пару-тройку «калашниковых», самый законопослушный — просто не в состоянии не украсть понравившуюся ему девушку, а безработные поголовно разъезжают на «порш-кайенах». Но такая картинка ничего не объясняет и столь же мало соответствует действительности, как слова товарища Саахова о «кузнице и житнице».

«Кузбасс – это всесоюзная кузница, Кубань – всесоюзная житница, а Кавказ – это и кузница, и житница, и здравница»

Дело не в кавказских особенностях; они просто расцвечивают их жизнь, в том числе преступную, особенно яркими красками. Но суть явления общероссийская: если в органах власти всё продаётся и покупается на всех уровнях, отчего бы очередному клану не прикупить сенаторское кресло? Оно было логичным дополнением к должностям в местном «Газпроме», тоже доставшемуся явно не за инженерные или менеджерские таланты.

Ещё несколько лет назад Медведев, тогда, кажется, зиц-президент заявил о том, что России – о, ужас! – продаются и покупаются места в Государственной Думе, он обозначил самую важную проблему государства.

Яркий тому пример, когда место сенатора Совфеда продавали за $1,5 млн

Из СИЗО «Матросская тишина» в спецблок горбольницы № 20 переведена президент компании «КитЭлитНедвижимость» Вера Трифонова. Она является обвиняемой по делу о попытке продажи председателю правления АКБ «МФТ-Банк» Павлу Разумову места в Совете Федерации РФ. По версии следствия, Трифонова и ее знакомый — депутат Магаданской областной думы Георгий Шамирян — оценили кресло сенатора в $1,5 млн. Знакомые Трифоновой полагают, что она пострадала из-за своего бизнеса, связанного с торговлей земельными участками в Подмосковье. РОСБАЛТ

Вообще-то в любой нормальной стране такие заявления могут быть сделаны только в тексте указа о введении чрезвычайного или военного положения, с закадровым рычанием моторов и дрожанием стен, а то и выстрелов. Ибо эти слова признают полную катастрофу государственной власти, исправимую только революцией, переворотом или чем-то подобным.

А тут – ничего не произошло. Самое важное заявление главы российского государства по крайней мере с 1991 г. даже никем не комментировалось! Потому, что исправить ситуацию можно только способами, указанными выше.

Как торгуются государственные должности – тайна за семью печатями, поскольку пытаться разобраться в этом означает быструю смерть. Поэтому порой проскакивают в нелояльные властям СМИ отрывочные сведения, не складывающиеся в единую картину «свободного рынка» должностей. Например, пишут (проверить невозможно), что добыча нефрита – самая доходная отрасль экономики Бурятии – контролируется единственной артелью, масштабы этого бизнеса даже приблизительно не известны, но бурятским нефритодобытчикам удивительным образом принадлежит (или много лет принадлежало?) пост замминистра природных ресурсов.

Чудовищные деньги уходят непонятно кому. Как такое возможно? Да так же, как газ в Карачаево-Черкесии годами уходил клану Арашуковых.

В Бурятии – при помощи поста в Минприроды, в КЧР – посредством должности в «Газпроме» — фактически министерстве газовой промышленности. И подобные примеры – по всей России.

Похоже, структура рынка должностей примерно такова: министры, губернаторы и главы госкорпораций назначаются верховной властью (понятно, что с сильнейшими элементами торга – с теми же корпорациями, олигархами, ОПГ, сращенными с корпорациями и олигархами). А вот заместители министров, губернаторов и президентов корпораций – это напрямую торгуемые должности (хотя проверить и доказать, понятное дело, тоже невозможно). Как и депутатские и особенно сенаторские кресла: их обитатели политикой не занимаются (ибо её нет), а занимаются исключительно лоббизмом (а он на 100% криминален, поскольку закона о лоббизме нет), походя штампуя законы, которые вряд ли даже читают. Коррупционные и просто преступные группировки вынуждают избирателей проводить в законодательную власть своих ставленников: ещё памятны примеры банкира Пугачёва (от Тувы) и депутата Кобзона (от Агинского округа).

Продажа кресел не только преступна сама по себе: она просто не может иметь никаких других целей, кроме как прикрытия преступлений. Зачем иначе их покупать?

Рынок начальственных вакансий имеет корни в советской системе власти, и появился он для того же, для чего существует сейчас – для криминального лоббирования и защиты криминальной деятельности.

Миннефти Азербайджанской ССР покупало кресло союзного замминистра нефти не престижа ради, а потому, что любой танкер и любая цистерна с нефтью, отправлявшиеся из Баку, были здорово недолиты или разбавлены. Это – украденные миллиарды, и не только «деревянных». Как в таких условиях без своего человечка на высоком посту?

Советская «Башнефть» была куда жиже могучего Азербайджана, и имела в министерстве не замминистра, а всего лишь замначальника управления (опять же проверить невозможно, но усомниться — трудно). Но цель была той же: прикрывать наверху хищения. Ибо только министерство способно провести хищение как следствие какой-нибудь природной усушки-утруски.

Что изменилось с тех пор

Фамилии «героев» невидимого воровского фронта изменились. Масштабы выросли? Да нет, коррупционный процент в экономике и 30, и 50 лет назад был примерно таким же. Большая любовь к валюте; полное равнодушие к рублям. Дворцы повыше. «Бентли» вместо «чаек». Яхты вместо охоты на привязанных медведей (хотя и это тоже осталось). Но в принципе – всё по-прежнему.

Если «зачистки» Карачаево-Черкесии, как недавно и Дагестана, и имеют какое-то значение, то только такое же, как «хлопковое дело» в советском Узбекистане: охи, ахи, народ радуется искоренению коррупции, а это – всего лишь укрощение строптивых холуев, чересчур возомнивших о себе. Потому, что недемократическое государство в принципе ничего другого, кроме преступной вертикали, породить не может.

Читайте также: Закрытый и тоталитарный СССР. Фильм «Заложники»