Top.Mail.Ru

«Одесский набат»: к столетию последних изданий одесских анархистов

Новости
«Революция подходит к своему политическому концу – полному освобождению труда, полному освобождению личности». К столетию последних изданий одесских анархистов.

16 февраля 1920 года вышел 10-й номер газеты «Одесский набат», ставший фактически последним выпуском анархической прессы Одессы в 20-м веке.

Одесса была одним из первых городов Российской империи, в котором появились анархические группы. Произошло это еще в 1904, если не 1903 году, и следующие более чем три десятка лет город у Черного моря неизменно оставался одним из главных центров анархического движения страны, не раз за это время менявшей режимы и названия.

«Одесский набат»: к столетию последних изданий одесских анархистов
Один из редакторов «Одесского набата» Александр Зузенко с семьей.

Еще в 1906 году, в разгар Первой российской революции, одесские анархисты начали выпуск своей периодики, – разумеется, нелегальной. Первым изданием стал «Дискуссионный листок анархистов-коммунистов», который изготавливал едва ли не вручную некий «Фейн». «Листок» вел пропаганду идейных и тактических установок самого боевого крыла анархизма своего времени, так называемого «чернознаменчества», призывавшего к постоянному террору против государства и капиталистов. Тираж газеты был очень небольшим и распространялась она только среди «своих». Выпустив несколько номеров «Дискуссионного листка», «Фейн» был вынужден скрыться из Одессы.

Главными конкурентами «чернознаменцев» являлись сторонники анархо-синдикализма, второй из наиболее влиятельных анархических «фракций» того времени, возникшей, кстати, там же, в Одессе. Синдикалисты делали главную ставку не на террор, а на пропаганду и организацию работников в революционные профсоюзы, призванные совершить социальный переворот и стать зародышем будущего анархического общества. Эти идеи излагались в первом номере газеты «Вольный рабочий», подготовленном идеологом анархо-синдикализма Яковом Новомирским. 25 декабря 1906 года в подпольной типографии Южно-русской группы анархистов-синдикалистов «Новый Мир» вышел первый номер «Вольного рабочего», адресованный бастовавшим тогда одесским матросам и портовым рабочим. Газета имела успех, но продолжить издание не удалось.

«Одесский набат»: к столетию последних изданий одесских анархистов
Група «чорнознаменцев». 1906 год

После Февральской революции у всех ранее запрещенных партий и организаций появилась возможность открытой деятельности. Весной 1917 года образовалась и Одесская федерация анархистов (ОФА), быстро получившая сильное влияние на целом ряде заводов и фабрик, среди матросов гражданского, а затем и военного флота. 23 июня 1917-го вышел первый номер «периодического органа анархической мысли» газеты «Голос анархиста», осенью того же года от имени Одесской федерации анархистов-коммунистов издавались «Бюллетени». Впрочем, обе газеты существовали недолго: точно известно о выходе лишь одного номера «Голоса» и двух выпусков «Бюллетеня». Судя по всему, одесские анархисты считали более важным издание книг и брошюр, а не периодики. За 1917 и начало 1918 года в Одессе вышли несколько работ Петра Кропоткина, Жана Грава, Элизе Реклю, Давида Эдельштадта и других, менее известных теоретиков и пропагандистов анархизма.

В короткий период существования Одесской советской республики (январь-март 1918) анархисты формально не издавали своей прессы: они пользовались изданиями местного Совета. За исключением одной «почти анархической» газеты.

Одной из самых острых проблем республики была безработица, связанная и с падением производства, и с массовым возвращением с фронта демобилизованных или дезертировавших солдат. Помощь безработным пытались оказывать самые разные организации и общественные движения, от официальных властей до воровского мира, объединившегося вокруг знаменитого «Мишки Япончика». Не остались в стороне и анархисты.

«Одесский набат»: к столетию последних изданий одесских анархистов
Мишка Япончик

Еще в конце 1917-го образовался «Союз безработных», объединявший до 25 тысяч человек, а затем и Одесский Совет безработных. Официально Союз и Совет были внепартийными организациями, фактически же их создателями и лидерами стали анархисты-синдикалисты во главе с Хаимом Рытом. 27 января 1918 года появился первый номер газеты «Известия Одесского Совета безработных», призывавший к коммунизму и «справедливому перераспределению» общественных и частных богатств. Читательская аудитория «Известий» восприняла эту агитацию в духе известной формулы «грабь награбленное», бандитизм в Одессе усилился. Как вспоминал один из главных деятелей Одесского исполкома большевик Владимир Дёготь, попытки Хаима Рыта и других идейных анархистов исправить ситуацию оказались безуспешными, а сам Союз безработных «своей деятельностью принес громаднейший вред делу рабочего класса». Вряд ли можно считать газету главной виновницей бандитизма безработных, но «Известия Одесского Совета безработных» прекратили выход уже после первого номера.

13 марта 1918 года в Одессу вошли австрийские войска. Большинство анархистов и других левых покинули город, немногие оставшиеся ушли в подполье. Долгое время одесским анархистам было не до издательской деятельности. Ситуация изменилась к началу 1919-го. К этому времени гетманцев в Одессе сменили сторонники Директории Украинской Народной Республики, затем белогвардейцы; вместо австро-германцев пришла французская армия. В подполье шли свои процессы, оно росло и заметно активизировалось. В городе действовали несколько анархических групп, тесно связанных с большевиками и левыми эсерами и объединенных в воссозданную ОФА.

В январе 1919 года ОФА наряду с выпуском листовок начала издание газеты «Воля труда». Двухстраничная газета выходила под девизом «Освобождение рабочих дело рук самих рабочих». До прихода красных вышли два ее номера, второй появился в марте. В эти же месяцы у одесских анархистов было еще одно издание, газета «La Lutte Finale» («Последний бой»), выходившая на французском языке. Выпускало ее подпольное Интернациональное бюро, созданное анархистами для пропаганды среди французских матросов и солдат. Уже после окончания Гражданской войны стало известно, что среди членов Интернационального бюро были старый рабочий-анархист Григорий Борзенко и знаменитый «матрос Железняк», Анатолий Железняков, – они-то и составили редакцию «La Lutte Finale».

«Одесский набат»: к столетию последних изданий одесских анархистов
Газета «Воля труда»

В начале апреля 1919 года в Одессу вошли красные. Сразу открылся анархический клуб, члены ОФА занялись созданием ячеек на предприятиях, вели широкую легальную пропагандистскую и культурно-просветительскую деятельность. Сильное влияние анархисты-синдикалисты имели в Союзе моряков торгового флота, профсоюзах пекарей, портных, рабочих водного и железнодорожного транспорта. ОФА получила влиятельное представительство в Совете рабочих и красноармейских депутатов и в Центральном совете профсоюзов. Ее члены работали в губернских и городских органах рабоче-крестьянской инспекции, коммунального хозяйства, управлении транспорта и так далее, а один из лидеров анархистов Александр Фельдман занял должность секретаря исполкома Одесского Совета.

Еще во времена подполья одесские анархисты присоединились к Конфедерации анархических организаций Украины «Набат» (КАУ). В начале мая 1919-го в Одессу прибыли члены Секретариата КАУ, ведущие руководители и идеологи «набатовцев» Яков Алый и Арон Барон. Всю весну 1919 года они работали над организацией анархического движения в разных регионах Украины, в том числе положили начало целой серии «набатовских» изданий (газеты «Харьковский набат», «Елисаветградский набат» и др.). Теперь по инициативе и под редакцией Алого и Барона была основана газета «Одесский набат», ставшая самым длительным и успешным издательским проектом одесских анархистов.

Первый номер «Одесского набата» вышел 5 мая 1919-го. Газета выходила еженедельно, по понедельникам, как «орган Одесской федерации анархистов групп “Набат”». Объем ее не был постоянным, одни номера выходили на двух страницах, других – на четырех. Сведения о тираже не сохранились, – рискнем предположить, что он вряд ли превышал 2-3 тысячи экземпляров: лишних денег у КАУ не было, а на помощь от советского государства анархисты рассчитывать не могли. Хотя бы потому, что главной темой всех «набатовских» изданий была не только пропаганда анархических идей и принципов, но и критика большевистской политики огосударствления, ограничения прав тружеников города и села, чекистских репрессий. Причем чем дольше большевики оставались у власти, тем жестче становились формулировки анархической публицистики. Конечно, долго так продолжаться не могло.

16 июня в 7-м номере «Одесского набата» была опубликована статья Арона Барона «Правда о Махно». Материал был посвящен только что происшедшему разрыву военно-политического союза между советской властью и махновским повстанчеством. Напомнив обо всех антирабочих и антикрестьянских мероприятиях большевиков, Барон назвал их «могильщиками революции», а Махновщину – ее «последней надеждой». Эти слова, очевидно, стали последней каплей, переполнившей чашу терпения властей. Выпуск «Одесского набата» был запрещен, ее редакторам Барону и Алому вскоре пришлось покинуть Одессу.

«Одесский набат»: к столетию последних изданий одесских анархистов
Арон Барон

В том же июне 1919-го в Одессе вышел первый номер журнала «Анархист». Его издателем значилась «Ассоциация анархистов в г. Одесса», официально не состоявшая в КАУ. Информации об этом журнале сохранилось очень немного: объем – 8 страниц, девиз – «Дух разрушающий – дух созидающий», редактор – некто С. Мартынов, о котором мы не располагаем никакими дополнительными сведениями.

В конце июня 1919 года в Одессе забастовали рабочие завода «Русского общества пароходства и торговли», выдвинувшие лозунг «Советы без коммунистов!». Вскоре к стачке присоединились работники железнодорожных мастерских, число бастующих достигло 5 тысяч человек. Анархисты поддержали движение, призывали к борьбе против падения уровня жизни и чекистского произвола. На подавление стачки были направлены части Красной армии, начались аресты бастовавших рабочих – анархистов, меньшевиков, эсеров и беспартийных. В этих условиях продолжить издание журнала «Анархист» было невозможно.

В следующем месяце в Одессу прибыли секретари КАУ Всеволод Волин и Иосиф Готман. Целью их приезда была работа по восстановлению «набатовской» организации. Вполне возможно, что они пытались получить разрешение на возобновление выпуска анархической газеты, но, конечно, теперь об этом не могло быть и речи. К началу августа Волин и Готман уехали из Одессы и присоединились к Повстанческой армии Нестора Махно. Вскоре, 23 августа 1919 года, в Одессу вошли белые полки генерала Николая Шиллинга.

При деникинском режиме анархисты снова начали издавать «Одесский набат», разумеется, нелегально. Осенью-зимой 1919-го вышли 8-й и 9-й номера газеты. Об их содержании можно только гадать; сохранились ли они в архивах – нам неизвестно.

Красные вернулись в Одессу 7 февраля 1920 года. Анархисты снова вышли из подполья, открыли свой клуб в здание по адресу: Тираспольская, 6. Вскоре в прессе появилось сообщение, что «в пятницу 13 февраля состоялось многолюдное собрание анархистов по вопросу об объединении различных групп для общего дела – развития в Одессе анархической пропаганды». Собрание, в частности, избрало «Коллегию пропаганды социального сознания при Объединенных анархических организациях г. Одессы» и постановило открыть издательство «Вольное братство».

Через три дня, 16 февраля 1920года, вышел 10-й номер «органа объединенных анархистов» газеты «Одесский набат». Его статьи подписаны фамилиями Матуличенко, Светлов, Ленский и др. Скорее всего, это псевдонимы членов «Коллегии пропаганды», а настоящие имена авторов и редакторов «Одесского набата» остались не известны. Среди них могли быть уже упоминавшийся Григорий Борзенко и Александр Фельдман, полный тезка бывшего секретаря Одесского исполкома, погибшего в октябре 1919-го. Точно известно лишь, что в редколлегию газеты входил недавно приехавший из-за границы Александр Зузенко. Любопытно, что в эмиграции он тоже был редактором газеты «Набат», – выходившего в Брисбене органа Союза русских рабочих в Австралии.

О чем же писали анархисты в своей газете ровно сто лет назад?

Номер открывался редакционной статьей, в которой говорилось: «Уничтожение смертной казни, уничтожение ЧК, предоставление украинскому крестьянству большинства в совдепах и т.д. – целый ряд весьма симптоматичных постановлений и декретов Советской власти преподносит нам ежедневная пресса». Все эти «постановления и декреты» были не более чем слухами. В действительности, к февралю 1920-го произошла лишь отмена смертной казни. В Советской России и на короткий срок: Всеукраинский ЦИК, пользуясь формальной независимостью Украины, отказался отменять смертную казнь.

Из обзора дошедших до редакции «Одесского набата» сведений о якобы изменившейся политики большевиков делался вывод: «Выйдя из буржуазно-демократического переворота, перешагнув через “социалистическую” власть, революция подходит к своему политическому концу – полному освобождению труда, полному освобождению личности. (…) Мысль трудящихся пробудилась. Анархия сметет государство». Всего через год-два отправленные в тюрьмы и ссылки одесские анархисты могли только посмеяться над этими своими прогнозами.

Гораздо ближе к истине оказался Матуличенко, писавший в статье «Вот приедет барин – барин нас рассудит»: «Два раза входили в Одессу красные дивизии. Два раза кричали им: “Да здравствуют Советы!”. “Осанна” большевизму два раза сменялась кличем той же толпы: “Распни его! Долой Советы!”. Повторится и третий раз то же, если Советы не сделаются простыми исполнителями воли выбравших их масс». Так и вышло – хотя «третьего раза» пришлось ждать почти 70 лет.

Как понимали Советы сами «набатовцы»» – говорилось в статье «Алексея» «Анархисты и Советы»: «Властнические Советы чужды нам, отрицающим власть, и звать рабочих к вхождению в них мы, конечно, не будем. (…) Рабочие пошлют своих избранников не в административно-полицейские, но в свободные Советы, вся задача которых будет сводиться лишь к служению регулятором для свободных производственных союзов и потребительских коммун». Эту мысль развивал Матуличенко: «Нужно только, чтобы рабочие заговорили. Властно заговорили, как хозяева своего дела, а не как государственные рабы, несущие повинности. Сговорившись, взялись за производство как хозяева этого производства. Смелости говорить и смелости делать, не обращая внимания – разрешают ли это “ревкомы”, “совнархозы” и другие буржуазно-революционные скопища, союзы “чиновной революции”».

О содержании других статей можно судить по их названиям: «О свободе печати», «А отмена смертной казни?», «Прощальное слово добровольцам-деникинцам».

А некто «Ленский» писал в короткой заметке: «Начинается “диктатура пролетариата”… виноват, диктатура самодержцев-большевиков. Какой-нибудь “т. Кин”, назначенный, не выбранный, издаст декрет “об аннулировании донских и других денежных знаков”. Кто его уполномочил на это? Неужели пролетариат?».

Не знаем, издал ли председатель одесского ревкома Павел Кин распоряжение о запрете тех денег, которыми одесские рабочие получали зарплату при белых, – но терпеть «анархистскую клевету» он не стал. В ближайшие дни Одесский губком КП(б)У издал циркуляр об отношении к анархистам: «Не считаться с ними как с серьезными политическими друзьями и противниками». После этого выпуск «Одесского набата» был запрещен. Его 10-й номер стал последним.

В первой половине марта анархистам дали разрешение на выпуск еще одного номера газеты. Так появилась газета «Буревестник», вышедшая 14 марта 1920 года. Впрочем, ее тираж был быстро конфискован, а к концу марта вышли распоряжения о полном запрете издания литературы и проведения митингов анархистов, о закрытии анархического клуба и издательства «Вольное братство».

Анархическое подполье в Одессе удалось окончательно ликвидировать только в 1937 году. До этого в 20-х и 30-х годах в городе у Черного моря анархисты печатали множество листовок, но газеты или журналы уже не издавали.

Возобновление одесской анархической периодики произошло спустя более чем 80 лет, когда в сентябре 2000 года вышел 1-й номер «всеукраинской либертарной газеты» «Набат».

Оцените статью