Top.Mail.Ru

Путин и Сечин не объявляли нефтяную войну США

Новости

Нет необходимости тиражировать информацию о том, что у Роснефти был план побить американскую сланцевую нефть.

Подобные новость существует лишь в российский СМИ – или в буржуйских, но со ссылками на Russian government think-tank и это такие «независимые эксперты», что я китайский император, и каждый из вас китайский император, и мы тут хоровод можем водить из династии Минь.

Нет, низкими ценами на нефть американский сланец придавить нельзя. По ряду причин. Даже допуская, что себестоимость ее добычи выше (себестоимость вообще-то месторождением определяется, ну ладно, не будем в детали лезть) так нельзя.

У сланцевых – что раньше газа, что сейчас нефти – относительно небольшая «цена входа». Т.е. на мелочь, которую вы собрали по карманам, начать добывать нельзя, но если сравнивать с освоением новых «классических» месторождений, то денег на сланец нужно на порядок, иногда и на два, меньше. Если рядом есть инфраструктура, в которую можно вписаться (типа большой нефтепровод), то бури, «бурилка».

Путин и Сечин не объявляли нефтяную войну США
Нефть Brent

Сланцевые месторождения, если каждое по отдельности, не дают объема – но дают гибкость. Поскольку их легко открыть, то они растут как грибы после дождя при благоприятном климате. В климате неблагоприятном они не растут, но поскольку они относительно маленькие предприятия, их массовая «гибель» не носит катастрофического эффекта для… Для ничего, собственно. Там нет десятков тысяч рабочих и их семей, занятые находят себе работу где-то еще, потому что их мало. Потом климат меняется и весь цикл повторяется.

Если есть регулирование, позволяющее сланцу существовать, есть технология добычи, есть инфраструктура, к которой можно подсосаться и есть пустая земля с правильной геологией, то убить это нельзя. Опять же можно, но не рыночными методами, а ковровыми бомбардировками крайне дорогих инфраструктурных объектов – магистральной трубы, морских терминалов, переработки.

В принципе сланец это как бабка, торгующая укропом у входа в большой супермаркет. В супермаркете индустриальный укроп (и он дешевле), но если он заканчивается, то супермаркет будет еще полгода договариваться с фермерами-укроповодами, а бабка встанет на посту через неделю. Укроп у бабки дороже — но цена входа на укропный рынок низкая. Если бабку отогнать ментами, бабка расстроится — но если в окрестностях есть дефицит укропа, то бабка, та или другая, опять появится.

Бороться с укропной бабкой силовыми методами можно – но для этого нужна сила (ее нет). Бороться с бабкой актом одноразового демпинга абсурдно. Бабку это может расстроить, но если завтра цены пойдут вверх, то бабка опять будет тут как тут со своими пучками.

Если принять как базовую версию, что Россия обрушила рынок, чтобы побороть американский сланец, то надо предположить, что в обозримом будущем она должна держать цены так низко, чтобы бабка с укропом (= американцы) со сланцем больше не появились. Поскольку ни один производитель, даже самый крупный, не может контролировать нефтяной рынок – и вообще никто не может его контролировать, потому что много случайных событий – то цену надо держать заведомо сильно ниже $55 за баррель, причем несколько лет. Что-то так в районе 40, и годы, пока оборудование не заржавеет и желание не пропадет.

Это интересная позиция. Особенно она интересна потому, что кроме Игоря Ивановича Сечина и американских добытчиков сланцевой нефти, в этом спектакле много действующих лиц и исполнителей. Практически весь земной шар заинтересован в какой-то цене на нефть – кто-то в нефти дорогой, кто-то в дешевой.

Сегодня торговая война сильно обрушила фондовые рынки. Но фондовые рынки – игра по определению долгая, а цена на бензин – короткая. Падающие акции плохо (серьезно, это плохо), но чтобы подсластить пилюлю, нам всем, от Берлина до Лос-Анджелеса, сегодня положили в карман сотенную – а многим и больше. Упадет в цене бензин?

Автовладельцы и всякий бизнес, который полагается на автоперевозки, говорит большое спасибо. Может быть, жители СНГ этого не ощущают, но вообще-то цена на бензин (авиационный керосин, heating oil и т.д.) привязана к биржевым котировкам, в зависимости от продукта лаг неделя-две.

Итак, Россия, которая зависит от торговли нефтью, решила победить США, для которой сланец в GDP процент, а скорее его доли. В результате этих буйствований пострадали нефтяники и банки, которые их кредитовали, но больше всех сама Роснефть и прочие российские компании (и да, российские банки, очевидно, тоже).

Фантастическая история. Самым фантастическим в ней является то, что в этот продукт Леонтьева-Симонян кто-то может поверить и как-то серьезно его обсуждать.

Не имеет значения, кто и кому что сказал на переговорах, но, похоже, если американский сланец там и фигурировал, то только потому, что «дипломатический кокаин», должно быть, штука забористая.

Нефтяной рынок сжимается. Он сжимается фундаментально (привет климату) и ситуационно (привет коронавирусу). OPEC, заинтересованный в стабильных ценах, принимает в принципе резонное решение сократить добычу – это единственное, что можно сделать на падающем рынке, чтобы удержать цены.

Как именно российская делегация умудрилась обидеть арабов, по рынку даже слухов не ходит, но тут уж сами домысливайте – может, они обидно о Пророке отозвались или начали гаремных жен тискать.

Чтобы ни случилось, саудиты воспринимают это как оскорбление, и у них тоже сносит голову от злобности. Нефти там много. По итогам торгов саудиты решают, что надо дать всем покупателям дисконт, а добычу – где наше не пропадало – еще и увеличить. Т.е. с Россией обсуждали сокращение добычи где-то на 2 mbpd, а теперь настолько же решили и увеличить.

Рынок, который и так болеет, затрясло в падучей. Теперь если кто-то хочет что-то продать, то надо предлагать не выше, чем Саудовской Аравии – и участники процесса сходятся на мысли, что OPEC, пусть вынуждено, но будет выступать единым фронтом.

На бирже все летит вниз. Но если у остальных есть «парашюты» или их подобия, то Россия летит первой, потому что ей «парашюта» не нужно, она всех обгонит и первой приземлится.

У компаний летит капитализация, банки, которые одалживали им деньги под залог этой капитализации, чешут репей, но тоже летят, рубль, который привязан к нефти, летит. Американцев «бьет по голове» – всем досталось – падение на бирже, но доллар стоит, цена госзаимствований падает, и бензин дешевеет, могло бы быть и хуже.

«Но поражения от победы ты сам не должен отличать».

Нет, я понимаю, что вам версию про «Владимир Владимирович Путин всех переиграл» во все рупоры кричат, но мозг-то надо включать иногда.
Нет, к сожалению он никого не переиграл.

То, что случилось, просто глупость. Она не окончательная и бесповоротная, но надо не про победу в сланцевой войне рассуждать, а тихо посылать эмиссаров в OPEC, извиняться и договариваться о сокращении добычи. Очень вероятно, что нефть после этого вернется на 55, и американская бурилка тоже продолжит буриться, но от вреда от этого сильно меньше чем от последних событий.

Сколько продлится кризис?

Развитие экономической ситуации сильно зависит от того, смогут ли западные страны сдержать вспышку коронавирусной инфекции. Если это получится сделать, скорее всего, падение цены нефти и рынков будет не слишком долгим. Старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов заявил РБК, что цены могут довольно быстро скорректироваться и вновь превысить 50 долларов за баррель. По мнению аналитика IHS Markit Максима Нечаева, в диапазоне 30–40 долларов за баррель нефтяные цены будут находиться «еще пару месяцев». 

Есть и более мрачные прогнозы, вплоть до начала нового глобального экономического кризиса, о котором последние пару лет говорят эксперты. Экономист Вячеслав Иноземцев в своей колонке на сайте «Эха Москвы» заявил, что дешевая нефть — это надолго и это большая проблема для российской власти.

«„Новая нормальность“ при ценах на нефть в 30 долларов за баррель и последовательной политике Саудовской Аравии по целенаправленному выдавливанию России с ее экспортных рынков — это высокая инфляция, крах потребительского кредитования и завязанных на него секторов экономики, обесценивание пенсий и пособий, бюджетный дефицит и эмиссия. Это экономическая война, которую Кремль считал „легкой прогулкой“, но которая может обернуться катастрофическим поражением», — написал он.

Оцените статью