Top.Mail.Ru

Вера: стихи или проза

В Дура-Эвропос была своя «Уолл-стрит»! А как ещё археологам было назвать улицу, идущую вдоль стены? Вот на этой Уолл-стрит при раскопках и нашли три кусочка пергамена. Два совсем небольшие, один длинный, но оборванный с правого края. Ни одна строка не сохранилась целиком.

Вера: стихи или проза

Текст написан на еврейском. Первые переводы звучали совсем бредово — предписание есть какие-то тела, упоминание каких-то стад… Решили, что это наставление о кошерной еде.

Понял, в чём дело, Якоб Лейб Тейхер (Teicher), в 1946-1971 годах возглавлявший кафедру «раввинистики» (иудаики) в Кембридже.

Тейхер родился в городе Рудки в 1904 году — тогда это была Австрия, Восточная Галиция, теперь Львовская область Украины. Окончил Флорентийский университет и одновременно Колледжио Раббинико Италиано. Раввином стать не захотел, в 1938 году бежал в Англию — Муссолини начал травить евреев. Умер в 1981 году. Много писал о свитках Мёртого моря и каирской генизы, он был первым редактором Journal of Jewish Studies.

Тейхер опознал в тексте отрывок из «Дидахе» — раннего христианского сочинения, где в 10 главе были молитвы Евхаристии, воспоминания о Тайной Вечере:

«Да будет благословен Господь, Царь вселенной, сотворивший всё и предопределивший еду и питие для всех детей плоти, чтобы они были насыщены, а для нам, созданиям человеческим, давший участвовать в изобильной небесной (ангельской) трапезе. За всё это мы благословляем песнопениями в собрании народа

Тейхер внёс в текст одну поправку: вместо «йешер адм» предложил читать «йешер адам», «человеческий состав», «человеческая рамка», «человеческая матрица», говоря современным языком. Он указал на псалом 102:14: «Он знает наши пределы («йишрену»), он помнит, что мы прах» (в русском переводе «наш состав»).

Учёный отметил и различия: там, где Дидахе говорит о «пище духовной», отрывок говорит о «небесной пище», «ангельской пище». Есть и более мелкие различия, объясняемые простым и поразительным фактом: греческая молитва — проза, еврейская — поэзия! Это три трёхстишия. В первых двух строчках два ударения, в третьей строке — три.

Тейхер указал, что второй текст перекликается с молитвой о промысле Божием в «Апостольских ростановлениях» (7:33-38).

Конечно, это была сенсация: понятно, что первоначальный текст евхаристической молитвы именно еврейский. Произошло ровно то же, что произошло с византийскими поэтическими богослужебными гимнами, когда их перевели для жителей Киева: стихи превратили в прозу.

Тейхер даже предположил, что синагога Дура-Европос это место собрания иудео-христиан, что во фресках там нет ничего противоречащего исповеданию Воскресения. Гипотеза, которую предпочли забыть, но которую подтвердить, действительно, трудно: слишком мало известно о истории как иудаизма, так и христианства во II веке.

Превращение стихов в прозу — явление достаточно символическое. Извержение вулкана — и превращение огня в пепел, впрочем, часто очень плодородный, почему и селились около вулканов, рискуя жизнью. Печально, что извержение закончилось? Так любая молитва Духу Божию есть молитва об огне, только наш вулкан на небесах.

На всякий случай помещаю текст молитвы Дидахе в дореволюционном, распространённом в сети, переводе:

«Ты, Владыко Вседержитель, сотворил все ради имени Твоего, пищу же и питие дал людям в наслаждение, чтобы они благодарили Тебя, а нам даровал духовную пищу и питие, и жизнь вечную чрез Отрока Твоего. Паче всего благодарим Тебя потому, что Ты всемогущ. Тебе слава во веки!»

Оцените статью