Top.Mail.Ru

Время полной независимости России

Новости
Я намеренно написал недавно, что из всех постсоветских государств по-настоящему суверенным и демократическим является только Россия. Это такая важная вещь, которую современный человек не понимает и упорно не желает понимать. Россия — независимая страна в силу, прежде всего, своей истории.

Многие сейчас закричат, замашут руками и затопают ногами, но Россия никогда и никому безропотно не подчинялась, «веры отцов» (т. е. национальных традиций) не предавала и была всегда верна себе, а не навязанным извне идеям. Это не моя причуда, а логическое умозаключение.

Уверен, что некоторые читающие эту статью вспомнили сейчас т. н. «монголо-татарское иго». Позвольте мне вас уверить, вы всё понимаете неправильно. Георгий Владимирович Вернадский написал как-то раз, в своей знаменитой статье «Два подвига Александра Невского», что «монгольство несло рабство телу, но не душе».

Монголы не требовали от древнерусских князей отречения от собственных обычаев и законов. Русские должны были платить дань, просто потому что они оказались слабее в военном отношении. Это совершенно обычная практика для того времени. Точно так же и русским в начале XIII века платили дань финские племена (эстонцы, ливы и проч.), а позже — поволжские и сибирские этносы (сам термин «ясак» — монгольского происхождения). Т. е. фактически Русь при монголах оставалась самостоятельным государством. Зависимым, да, но тогда от монголов полмира зависело. Воевать с монголами можно было только перейдя под чей-нибудь другой протекторат, литовский, например, и «литовское иго» было ничем не лучше «монгольского», о чем я подробно уже однажды писал.

Есть распространенное заблуждение, что «западник» Петр Первый сделал Россию зависимой от Европы

Это не так. Петр наворочал очень много дел (о чем я тоже несколько раз уже писал), но совершенно точно Петр не продавал русский суверенитет в обмен на какие-то европейские игрушки. Петр любил эти игрушки, да, но не более того. Два раза в XVIII веке у власти оказывались люди откровенно России чужие, западные. Оба раза их правление очень быстро заканчивалось. Бирон и Анна Леопольдовна продержались чуть более года (с 17 октября 1740 года по 25 ноября 1741-го), Петр III — полгода (с 25 декабря 1761-го по 28 июня 1762-го; все даты по юлианскому стилю). Сменившие их Елисавета Петровна и Екатерина Алексеевна вели уже политику умеренного националистического толка, скажем так.

Я очень плохо отношусь к поздним Романовым и считаю их режим трусливым, загнивающим и полузападническим; тем не менее, и здесь нельзя сказать, что это были люди продажные. Глупые, но не продажные. В любом случае, революция 1917 года смела, как ураган, всякое западничество и «покончила с Россией как частью Европы», по утверждению еще одного евразийца, Петра Николаевича Савицкого. Это то, чего у нас, опять же, не понимают и не хотят понимать.

Большевистский переворот в октябре 1917 года, как бы мы ни относились к большевикам, поставил Россию в четкую оппозицию капиталистическому Западу, т. е. переосмыслил, перепрограммировал русский суверенитет, который Романовы постепенно растеряли. У нас так сильно любят «Белое движение», что не замечают того простого исторического факта, что белые спонсировались Антантой (т. е. всё тем же западным капиталом).

Любовь эту можно понять, потому что Деникин и Колчак были не самыми дурными людьми, но совершенно непонятно при этом, почему нужно отрицать очевидный факт того, что коммунистическая революция напугала Запад, и до сих пор западные историки делают всё для того чтобы значение революции умалить, и историю ее переписать, и Советский Союз какою-то ужасной «тоталитарной страной» изобразить, а недалекие эти мифы поддерживают тем хотя бы, что несут идиотскую чушь про сталинские репрессии и голодомор.

И, наконец, постсоветская история также показала, что Россия не колония Запада, не экономический придаток, а страна более чем суверенная и свободная. Россия за 29 лет очень болезненной буржуазной нервотрепки отстояла право думать по-своему, по-русски, а не повторять, как попугай, ерунду про либеральную демократию и прекрасный капиталистический мир, в котором у всех есть айфон, хамон и нагиалуроненные губки.

Нашлись люди, которые сказали Западу: засуньте всё это в «одно место» себе, мы за «кружевные труселя» не продаемся, взяли автомат и пошли защищать Донецк. И таких людей очень много. Тех, кто не продался. Кто увидел, что под этим потребительским соусом толкают очередную неоколониальную идеологию, проще говоря, рабство.

Я очень хочу, чтобы вы это увидели. Россия не продается. Любая другая постсоветская, «постваршавская» даже страна будет неизбежно дергаться, не потому что она плохая, а просто потому что она не является стержнем цивилизации, которую можно называть «евразийской», «русской», «восточнославянской» или еще как-нибудь. Это математический, архитектурный, что ли, а не политологический вывод. Современному гражданину России невероятно повезло жить в стране, которая, может быть, и плохая, и бедная, и «нецивилизованная», но она, в отличие от всех своих прозападных, либо косящихся на Запад (и не только на Запад) соседей, свободная и самостоятельная. Она и есть стержень, гравитационный центр, комок энергии, который делится на массу тела и квадрат света, т. е. души.

Скажем откровенно: есть люди, которым эта свобода неприятна. Это, потому что это люди массы, а не света. Они богаты, успешны, у них всё на мази давно уже, на Западе друзья и донаторы, и жизнь удалась, и такие люди очень боятся, конечно, что этот легкий космополитический и буржуазный образ жизни в один прекрасный день закончится. А он непременно закончится, вот в чем дело. Он закончится.

Так же, например, как закончилась чудесная жизнь русского дворянства в «вишневых садах», как английское господство в Индии сдулось, как Древний Рим захлебнулся в своем рабовладельческом угаре. Это объективная историческая закономерность. И, конечно, всякий разумный и по-настоящему энергичный бизнесмен давно уже понял, что нужно не по оффшорам бегать, а встраиваться в национальную экономику. Надо налоги платить, да. А как вы хотели?

Почему всякий раз такие люди поливают Россию грязью

Не потому что они плохие, эти люди. Они очень милые, и добрые, и умные. Но сама идея национального суверенитета их пугает. Суверенитет в их понимании — это кредиты. Ты типа называешься независимой страной, ругаешь Путина, придумываешь глупости какие-нибудь про то, что «русские варвары», наследники Аттилы и Чингисхана, снова хотят «цивилизованный» мир захватить и обобрать. И заявляешь, что ты, ты-то, защитник добра. А русские — это «Орда», «Мордор». Нужно это только затем, чтобы получить денег. Не обязательно напрямую. Не за счет грантов или донатов.

Просто другие богатые либеральные дяди могут обратить на тебя внимание и вложиться в твой бизнес, или взять тебя к себе на высокооплачиваемую работу где-нибудь в Силиконовой долине. Т. е. можно примазаться к западному капиталу и получить свой маленький, но сладкий дивиденд. Вот ради чего это всё. А суверенитет? Свобода? Независимость? Другая какая-то, отличная от западной цивилизация? Другая система координат? Взглядов? Ценностей? Не, не слышал.

Я написал это всё не затем, чтобы обидеть кого-то, а просто потому что это то, во что я верю. Это те правила, по которым я живу.

  • Не продаваться.
  • Не подмазываться.
  • Быть свободным.
  • Честно говорить правду.
  • Любить свою страну.
  • Любить ее историю.

Видеть, что эта история постоянной борьбы за свой, уникальный, русский, суверенный мир. Я живу так. Я думаю так. И я не могу думать иначе. И если кто-то думает хоть немного так же, хотя бы интуитивно, на уровне не политики, а на уровне чувства, верности своему чутью, своему сердцу, а не кошельку и не «европейскому образу жизни», я буду считать такого человека своим другом, и буду верен этой дружбе.

А всё остальное — не дружба, и не свобода, а только убогая мещанская философия, про которую один еврази… евро… наш, в общем, израильский друг Соломон сказал, что это суета сует, ибо все труды человека — для рта его, а душа его не насыщается.

Оцените статью