Huawei

Эпиграф

Вижу знакомый родной силуэт,
Синий берет, синий жакет,
Темная юбка, девичий стан —
Мой мимолетный роман.

Командарм 16, Генерал Лейтенант Константин Константинович Рокоссовский приехал в Вязьму принимать пополнение, а там немецкий прорыв, танки и мотоциклисты.

У церкви стоит седой старик, опирается на костыль, а на груди у старика Аллюр Три Георгиевских Солдатских Креста. Дед и говорит Рокоссовскому — ты Генерал? Так точно отвечает Рокоссовский, Генерал Лейтенант.

Дивизией командуешь — вопрошает дед потягивая цигарку самокрутку. Нет дед, забирай выше, я армией командую, это четыре пехотные дивизии и две танковые бригады. А в Германскую войну ты воевал? Так точно воевал, был подпоручиком в полку польских улан. Вот и выходит так, что царские то Генералы получше были ваших , красных Генералов, они германца, на нашу то, на русскую землю в ту войну не пустили. А что же ты бежишь Генерал ? А он то, германец, вражина, по нашей земле как по своей ходить, хозяйничает значить здеся. А ты бегишь от его со своими то солдатами. Так какой же ты есть Генерал? Дед плюнул цигарку и и пошел в церковь.

Оцепенел Генерал Рокоссовский и выдавил из себя сквозь слезы — прости дед, прости нас народ русский. Мы вернёмся. Прошло много лет. Маршал Советского Союза, Дважды Герой Советского Союза, Герой Великой Отечественной Войны, Выдающийся Советский Полководец, Константин Константинович Рокоссовский проезжал на своей служебной Чайке по тем местам где воевал осенью 1941-го года. Зашел в сельсовет.

 

Сельчане рассказали Маршалу — не выдержал дед, взял свою охотничью берданку и подался в лес, партизанить. Метко стрелял дед, охотник был, геройски погиб с Аллюром Три Георгиевских креста на груди.

И пошел Маршал с водителем на сельское кладбище, на погост. Быстро нашли могилу деда. Снял Маршал шинель, папаху, китель и в белой нательной исподней рубахе и в офицерских галифе, как и положено, на родном языке, по-польски, как учили в детстве прочитал по деду заупокойную католическую молитву.

Плакал Маршал, просил у деда прощения, что пустил германца на землю Русскую. Польский улан, Советский Маршал, Казимир Ксаверий Юзеф Рокоссовский сын польского шляхтича, Выдающийся — Лучший Советский Полководец времен Великой Отечественной Войны, Дважды Герой Советского Союза, Кавалер Ордена Победы, Константин Константинович Рокоссовский, которому в 1938-м году следователь НКВД пепельницей выбил передние зубы. Совесть была у Маршала Советского Союза. Такая редкая вещь для военного человека — совесть. А вот еще. В Октябре 1941-го года Генерал Майор Лелюшенко и Полковник Полосухин пришли в Музей Славы Русского Оружия на Бородинском поле. Лелюшенко устроил разгон старику — хранителю музея, почему не эвакуированы экспонаты музея? Не было на чем вывозить, Красная Армия реквизировала подводы и лошадей — оправдывался старик и подал военным журнал почетных посетителей музея. Так появилась запись в журнале , которая гласит-Приехали Бородинское поле защищать. И подписано — Командир Краснознаменной Саратовской Стрелковой дивизии, Гвардии Полковник Полосухин.

А вот еще. Рубеж обороны перед Можайским шоссе занимали курсанты Подольского пехотного училища. Приехал с инспекцией Представитель Ставки Верховного Главнокомандующего, Генерал Армии Жуков. Сынки, говорит Жуков, сынки надо 5 дней продержаться и приедут свежие дивизии из Дальнего Востока и Сибири. Сынки выстояли, все до одного погибли! Легли сынки за Родину в Родную нашу Землю Подмосковную. И пусть она им будет пухом. А , вы , мы все , мы должны помнить какой ценой сынки отстояли нашу и вашу свободу. Ценой своей бесценной молодой прекрасной жизни! Осень. Холодно в Москве. Особенно было холодно в 1941-м.

Не пустили врага в Москву осенью 1941-го года наши прадеды , деды , а некоторых отцы, кто как я из запоздало рожденных из-за войны . Не пустили!