Top.Mail.Ru

Почему сирийские беженцы не бегут в сторону Асада? Почему они бегут в Турцию

Новости

Ответ на этот вопрос способен прояснить разные вещи. Но он будет достаточно сложным.

Аргумент — они хотят в богатую Европу — не выдерживает критики.

В Европу пока мало кто может прорваться из тех 4 млн, что осели в Турции и из 1 млн, что бежал при наступлении Асада к границам Турции и пытается проникнуть в эту страну. Стоит так же вспомнить, что из 3 млн жителей Идлиба от 1 до 2х млн — беженцы из других регионов Сирии. Так почему они не бегут в Дамаск, который мало пострадал во время войны (не считая некоторых пригородов)? В действительности есть пример того, как жители региона Идлиб из городков Фуа и Кефрайя бежали к Асаду (об этом ниже), но таких примеров относительно немного.

Почему сирийские беженцы не бегут в сторону Асада? Почему они бегут в Турцию
Сирийские беженцы

Часть ответа звучит так: миллионы бегут от Асада, а не к нему. И не только в Турцию. В Иорданию и Ливан тоже бегут, в этих странах по миллиону беженцев из Сирии. Происходит это потому, что что Асад создал терористический режим, который преследует людей.

Например, в Иордании живет миллион сирийских беженцев. Им предложили вернуться. Они стали возвращаться, их стали терроризировать — допросы, аресты, режим им не доверяет (многие бунтовали против Асада во время восстания — Сауры).

Кроме того, режим отбирает у людей имущество. Например, у человека требуют документ на владение домом, землей, лавкой, машиной. Если документа нет, имущество могут отобрать. Если документ есть, проблемы только начинаются — у него вымогают деньги. Могут арестовать родственников и потребовать выкуп. Могут, даже если нет имущества, арестовать родственников и потребовать выкуп.

Да и никакого режима Асада в прежнем довоенном виде нет. Есть сеть более-менее зависимых или независимых друг от друга ополчений и разнородных силовиков, порой конкурирующих друг с другом. Они терроризируют население завоеванных Асадом районов, отбирая имущество, арестовывая и т.д..

Посмотрев на такие дела, беженцы из Иордании не стали возвращаться. Мало кто возвращается. По миллиону сирийских беженцев в Ливане и Иордании, 4 миллиона в Турции, еще миллион или два, видимо, в Европе. Еще 1,5 или 2 миллиона беженцев в Идлибе, еще тысячи в Африне и т.д. Главное — возвращаться в асадитские зоны они не хотят и это факт. Там им хуже. Если бы было иначе, многие бы вернулись или по крайней мере попытались бы.

А что в районе контроля боевиков и Турции? Боевики ХТШ и протурецких группировок в Идлибе разрушили местное муниципальное непартийное (преимущественно) самоуправление — Местные Советы (их было только в Идлибе 160), созданные во время сирийской революции (Саура) против Асада. Эти боевики тоже нарушают права местных жителей и обложили их налогами.

Вообще говоря, это тоже авторитарный и террористический режим. Жители Идлиба долгие годы пытались отстоять свои Советы, устраивая протесты. Однако, против вооруженных боевиков они мало что могли. Местное ополчение — плохо вооруженное, давно вытеснено силами исламистов, сотрудничающих с Турцией.

Однако, такого прессинга и террора, как на землях асадитов все-таки нет. Поэтому люди предпочитают оставаться в Идлибе или бежать в Турцию (от боевых действий или от невыносимой жизни в лагерях беженцев). Некоторые бегут и в курдские регионы, но таких значительно меньше.

Собственно, об этом пишут некоторые российские эксперты, прежде всего, Кирилл Семенов, наиболее информированный из них в данном вопросе. Но это далеко не все. Я бы сказал, тут полуправда. Те, кто защищает эту точку зрения, обычно не рассматривают другую сторону медали.

Подавляющее большинство сирийских беженцев — сунниты, как и большинство жителей Сирии. Алавитов (которых иногда относят к шиизму и которые сотрудничают с шиитским Ираном) и шиитов в идлибской зоне немного, а быть может и вовсе уже нет. Несколько лет назад небольшие шиитские города Фуа и Кефрайя были взяты в осаду местными суннитскими радикалами. Боевики пытались уничтожить их. Затем шииты были эвакуировали на асадитскую территорию. Если ты шиит или алавит, то там, в Идлибе, там с высокой вероятностью тебя убьют боевики ХТШ.

Соответственно асадиты не преследуют или меньше преследуют шиитов\алавитов. А так же, положение христиан лучше в асадитской Сирии. Знакомый сириец (противник Асада, ныне живущий в Греции) из христианской семьи рассказывал, что асадиты, приходя, могут отбирать деньги, но они не убивают христиан, в отличие от исламистских боевиков. На мой вопрос о том, почему боевики делают это, ведь ислам запрещает убийства христиан (если они не берут в руки оружие против мусульман), знакомый посоветовал приехать в Сирию и разъяснить эти религиозные положения боевикам…

Война в Сирии носит религиозную окраску. Асад и его семейство, правящее в Сирии — алавиты, как и верхушка боевиков. Его брат, Махер Асад, привел в страну иранские силы Кудс и про-иранские шиитские ополчения со всего региона, чтобы сражаться на стороне Асада, Махер считается главным проводником иранского влияния. Большинство населения Сирии — сунниты, боевики оппозиции так же относятся к суннитским течениям разного толка. Хотя на стороне режима воюют некоторые сунниты, а сторону оппозиции одно время поддерживали некоторые христиане. Религиозные трения не определяют полностью цели и характер этой войны. Но все же влияют на происходящее и на положение разных групп населения и этно-конфессиональных общин.

Михаил Шрайбман

На фото эвакуация шиитов Фуа и Кефрайя из района Идлиб силами Асада.

Оцените статью