Судный день Жукова. Бонни Соболь и Клайд Навальный воспитывают антиидеалов

Дума

Чтобы понять, виновен ли на самом деле подстрекатель Егор Жуков, получивший сегодня три года условно, совсем необязательно жадно пересматривать его ролики в Ютубе.

Можно просто посмотреть, кто своей впалой грудью встал на его защиту. В наше время достаточно перечитать список тех, кто поручается или же требует немедленного, сейчас, освобождения очередного педофила или кинотеррориста. Или, как в случае с Жуковым, заступается за невинную двадцатилетнюю овечку в штанах, не понимающую, что наказание может быть не только за дело, но и за слово. Самого беглого ознакомления с фамилиями этих поручителей, а они всегда одни и те же, хватит, чтобы поддержать любой приговор суда, вплоть до пожизненного.

Раздобревшая на казённых хлебах московская тусовка уже давно взяла на себя право судить без суда, кто виноват, а кого нужно немедленно отпустить. И государство трусливо идёт у неё на поводу. Какие плюшки наши чиновники рассчитывают получить от горлопанов в случае возврата в 90-е, непонятно.

Прожорливого либерального баклана не накормить уступками никогда. Этот баклан будет так же, как в природе, выблёвывать непереваренную пищу и громко и визгливо требовать ещё и ещё. И глупы все те обитатели коридоров власти, кто думает, что баклан запомнит «добро» и потом, где надо, замолвит словечко. Он ведь потому и баклан, что ненасытен и туп, несмотря на три высших образования.

Сегодня, помимо Жукова, судили ещё несколько человек. И трое из них получили реальные сроки, от года до трёх. И как знать, не видеоролики ли Жукова подтолкнули их выходить летом на незаконные митинги. Если это так, то у парней теперь будет время написать благодарственное письмо Герцену, который их разбудил, но сам почему-то не сел рядом на нары, а отправился обнимать папу — космонавта.

Жалко ли дураков, испортивших себе всю жизнь, чтобы Бонни Соболь и Клайд Навальный, распихавшие по чемоданам донаты кремлевских башен, нынче притворно сочувствовали им с пляжных курортов? Наверное, да. Им же обещали, что будет весело и совсем не стрёмно. Мол, прогуляемся по улицам, потусим, подразним ментов. А в случае чего, за нас заступится весь мир, слово Навального. Максимум, что дадут, это пятнадцать суток. И выйдем мы оттуда героями, о которых расскажут Би-Би-Си и Радио Свобода. А там уже и курсы повышения квалификации и даже, возможно иностранные университеты. Только теперь университеты будут другие, горькие и приближенные к реальной жизни, а не те, о которых красиво рассказывал Жуков.

 

Мы сталкиваемся здесь со своеобразной утопией наоборот, неким — столь же рассудочным и несбыточным — антиидеалом. Стремление удовольствоваться своей человеческой ограниченностью и сугубо утилитарным бытием в настоящем, — неизбежно сопровождается нравственным оскудением и душевным омертвлением личности. К тому же именно серый обыватель всегда служил социальной опорой всех тоталитарных режимов и, вопреки своей декларированной рациональности и прагматизму — становился жертвой идеологических манипуляций и псевдоидеалов.

Наконец, и теоретически удержаться на такой “взвешенной обывательской” позиции практически никогда и никому не удается. Она очень часто эволюционирует (а, точнее, — инволюционирует) к сугубо скептико-софистической ценностной позиции в виде тотально иронического и сугубо игрового отношения к миру. Крайняя же форма последней — сознательное и откровенное кощунство, о чем мы писали на предыдущих страницах.

Таким образом, псевдоидеалы в виде абстрактных проповедей или, тем более, в своих разрушительных социальных приложениях всегда провоцируют возникновение циничного отношение к идеалам и ко всему высокому в человеческом ценностном бытии. Но ориентация на антиидеал, иронию и шутовство, в свою очередь, подталкивает обывателя ко всеобщему абстрактному единению вокруг каких-нибудь новых (а чаще старых и давно отживших) псевдоидеалов. В результате возникает замкнутый антиценностный круг, из которого не так-то просто вырваться.

Кроме всего прочего, в такой ситуации до предела обостряется ложная антиномичность между абсолютным и относительным, национальным и общечеловеческим, субъективным и объективным в ценностях. Единственным способом борьбы с этими превращенными формами бытия идеала является возвращение к идеалам подлинным и их действенная защита от кощунства.

И ещё вопрос, вспомнит ли их кто-нибудь через год, а тем более через три года в штабе революционеров. Или они так и останутся сухими цифрами в чьих-то отчётах, сданных в архив.

Читайте также: «Русофобия» — жвачка-манипуляция для жителей России с целью отвлечения внимания от внутренних миллиардеров грабителей

Оцените статью
Добавить комментарий