«Русофобия» — жвачка-манипуляция для жителей России, цель которой в переводе стрелок от реальных внутренних скрытых миллиардеров-грабителей на некое абстрактное зло за пределами видимости большинства манипулируемых. Это современный вариант козней Диавола, апеллирующий к сознанию доверчивой всевозрасной аудитории российского народа, который с радостью примет простейшую схему «мы-они», «свои-чужие», «мы слабо сильные, они сильно слабые», для объяснения разрыва между своей реальной конкурентноспособностью и представлениями о Великой Могучей, ну и о простых россиянах с правами на превосходство.

Когда же «русофобия» вылезла в главную повестку страны? Неужели в 2014, когда Россия решила Крым? И в самом деле — логично ждать — давление Запада. Тут все справедливо справедливо «на войне как на войне».

Но нет! Мы узнаем о «русофобии» гораздо раньше. Куда как раньше, совсем не так как можно было бы «логично» узнать. Итак, как это было…

С начала зададимся вопросом, кто в стране из последних крупных политиков — канонический русофоб. «Эксперды» сходятся в том что это.. (бой барабанов) Борис Николаевич Ельцин — первый Президент РФ. Тот самый, который привел к власти В.В. Путина, и следовательно всех остальных ярых борцов с русофобией.

Ельцин и музей его памяти считаются цитаделью «русофобии». Это их (музея и ЕБН) множественная и всесторонняя оценка от представителей «патриотического» крыла, т.е. настолько очевидна, что можно считать Ельцина «с гарантией» «русофобом».

Т.к. второй президентский срок Ельцин часто болел, то точкой отсчета «проступления» «русофобии» можно считать именно этот период.

Кто, тот, кто различил эту особую форму преследования и давления на русский мир?

Лавров? Путин? Березовский? Волошин? Ястержембский?

Евгений Максимович Примаков. Он сделал одну очень важную работу. Он начинал ее еще в МИДе по части создания двуполярного мира. Он тогда заложил эту идею, проводил ее последовательно, а затем реализовал тем самым разворот над Атлантикой, продемонстрировав реально разворот от Атлантики, от этого вектора уход.»

ПРИМАКОВ — первый «открыватель» (а судя по цитате — архитектор) двух миров — Русского мира и Мира русофобии.

Евгений Максимович, такой тяжеловес, такой всеобъемлюще популярный, и так во время уволенный Ельциным. Кто же вы были? Кто вами управлял, и кто, вам, советологу, дал зеленый свет на формирование нового «двуполярного» мира.

Конечно, «профессионалы» «дипломатического корпуса» подыщут сотни причин для формирования таких взглядов. Обоснование можно придумать чему угодно, особенно если обосновывается не что-то конкретное, а нечто абстрактное, как политика, тенденции, скрытые и неявные отношения.

Объективно введение двуполярия «Русский Мир» и «Русофобы» можно рассматривать как выявление того факта, что между двумя сообществами существует разница. Но важнее оказался тот факт, что отличия другого мира были приняты как активно направленные и враждебные России.

ФОБИЯ

«Происхождение этого корня очевидно — юдофобия. Была сформирована идея, что русских не любят не за их формы действий, а просто за сам факт «русскости». То есть, чтобы «русские» не делали, вас будут ненавидеть с вытекающими последствиями. Русские — новые евреи 21 века.» Вот, что трансформируется в результате длительной работы мнимых борцов-героев с русофобией.

Справедливость и постоянство такой оценки — опустим. Очевидно, что с позицией «нас обижают» дееспособно войти в современный мир невозможно. Очевидно, что данный термин, как теория были придуманы, для объяснения внешнеполитических провалов, коими российский МИД регулярно отмечается даже на ровнейших местах.

Ну, причины «гнать халтуру» у дипломатов множество, начиная с отсутствия должной школы (советские кадры учились явно не конкурентному миру) кончая эпикурой (вспомним аргентинский кокаин). Все это песня про большую богатую страну и трутней. Это еще раз говорит, что те самые активисты-борцы с русофобией в первую очередь и являются предателями. И этот «троянский конь» в России уже давно.

Главной «находкой» «русофобии» — оказалось крайняя восприимчивость «парней в алкоголичках» с, как говорится, большим потенциалом. Оказалось, что кроме водки, «чекистов, которые наведут порядок» — «враги из-за бугра» крайне устойчиво полезны. Погромы в нашем перепутанном Сталиным населении чисто неорганизуемы, а вот «русофобы» …

Итак далее — запущенная на уровне сверхтяжа Примакова «русофобия» стала постоянной повесткой «высших» спикеров нашей страны.

КПРФ (декабрь 1998)

Правление Союза писателей России, объединяющего таких известных мастеров пера, как И. Ляпин, В. Крупин, Т. Петрова, В. Смирнов, Б. Бедюров, Н. Дорошенко и С. Перевезенцев, направило председателю Госдумы Геннадию Селезневу, его заместителям и рядовым депутатам открытое письмо.

В редакцию письмо поступило на бланке Союза писателей России, однако безжалостный факс выдал маленькую творческую тайну: в качестве отправителя была указана пресс-служба КПРФ. Состав подписавших обращение (всего 155 подписей) вполне однороден: авторы газет «Завтра», «День» и «Литературная Россия», разбавленные сотрудниками «Москвы» и «Нашего современника». Подписали его и Валентин Распутин, Василий Белов, Михаил Алексеев («Хлеб — имя существительное»), поэт Станислав Куняев, критики Владимир Бондаренко и Феликс Кузнецов, актер Николай Бурляев. Выбиваются из этого ряда писатели Анатолий Ким и Юрий Поляков, до того с почвенниками не дружившие.

Писатели обеспокоены также тем, что «рвутся духовные связи внутри России», «руководители ТВ почти перекрыли выход на экраны русской культуры» (довольно авангардный падеж), что «русский писатель перестал бывать там даже изредка» (как и в буфете ЦДЛ). Отдельный гневный абзац посвящен «РУСОНЕНАВИСТНИКУ Коху», которому следует «дать отпор» и о котором, как сообщают писатели, «стыдливо молчит телевидение, не раз дававшее ему телеэкран».

Прибалтика — как индикатор-тест применения «русофобии»
(август 1994)

Как отметили и президент и премьер-министр, резкая реакция Москвы на принятый Латвией закон о гражданстве ожидалась, но все же недавнее заявление Бориса Ельцина стало для республики полной неожиданностью. Закон, выдержанный в достаточно спокойных тонах, предусматривает предоставление гражданства всем владеющим языком жителям республики, за исключением «нелояльных», военнослужащих иностранного государства, имевших связи со спецслужбами, сотрудничавших с организациями типа Интерфронта.

И все, видимо, было бы хорошо, если бы не обычный в бывшем СССР произвол чиновников, отказывающихся порой, к отчаянию неграждан, выполнять даже решения Верховного суда.

Кстати, фактически неграждане имеют лишь три правовых ограничения — они не имеют избирательного права, не могут покупать землю, и их нельзя назначать министрами. Как мне удалось установить, действительно недовольных своим статусом неграждан не так уж и много. Тем более что, как отметил г-н Биркавс, 80% бизнеса в Латвии сосредоточено в руках русских. Среди них немало и пресловутых военных пенсионеров.

Проявлений РУСОФОБИИ как государственной политики практически нет (можно зато говорить о проявлениях бытового национализма, хоть и нечастых). При этом, по мнению г-на Биркавса, Андрей Козырев зачастую смешивает понятия соблюдения прав человека и прав гражданина. Что же касается дальнейшего развития двусторонних отношений, то латвийские руководители уверены в их необходимости — в конце концов, соседей не выбирают.

РПЦ времен табачной аферы
(апрель 1997)

С церковью в нашем обществе, мне кажется, какое-то неблагополучие фатальное. Мы долго жили в коммунистическую эпоху, когда церковные события попадали на последнюю газетную полосу, между спортом, погодой и рассказами об экзотических животных. И сейчас это продолжается. Очень мало серьезных изданий, встреч, конференций, где церковный голос хотят услышать всерьез, где священник не национальной атрибут наряду с рисованными куполами и самоварами.
— Но в общественном сознании православие неразрывно связано с национальной идеей.
— Не с национальной, а с узко, с убого понятой националистической русской идеей. На мой взгляд, в этом нет ничего русского — ни традиций, ни знаний, ни идеи, ни простого уважения к своему народу. Националистические русские газеты типа «Русского вестника» могут печатать по поводу проблемы русификации богослужебных текстов чудовищные вещи о русском языке: что это подзаборный язык, язык спекулянтов, проституток, сутенеров и наркоманов, банщиков в Сандунах. Я цитирую, могу назвать номер газеты. Вы меня уж простите, но это дикое проявление РУСОФОБИИ, к которой они приходят, утверждая, что Бог понимает только по-церковнославянски.

После Евгения Максимовича перед Путиным (Степашин помнится)
(март 1999)

«Никакого антисемитизма в России нет»,— заявил вчера Геннадий Селезнев в беседе с депутатом парламента Австрии Вальтером Швиммером, являющимся кандидатом на пост генерального секретаря Совета Европы. «Заявления депутата Макашова являются заявлениями частного лица, не отражающими позицию КПРФ, которая всегда была партией интернационалистов и для которой было бы самоубийством поддерживать антисемитизм»,— сказал Селезнев.

Он отметил, что Госдума приняла по этому вопросу заявление, в котором осуждается также и РУСОФОБИЯ. По словам спикера, нынешняя кампания в СМИ организована известным предпринимателем Владимиром Гусинским, отрабатывающим, как выразился Селезнев, «свою должность лидера Конгресса еврейских организаций»

И наконец Путин (уже кандидат, при отрекающемся князе Московском)(октябрь 1999)

Попытки Запада «дать укорот» национальному достоинству России давно уже не новость. Резкие возражения вызывает позиция отечественной политической и деловой элиты. Вернее — отсутствие такой позиции. Отказ Евгения Примакова от консультаций с Президентом в период сложнейшей внутри- и внешнеполитической обстановки достоин сожаления. Один из ведущих конструкторов современной российской политики мог и пренебречь личными предвыборными интересами.

(Вспомним, что Лужков и Примаков были естественными конкурентами Путина, задача которого была радикально перехватить «патриотическую» повестку, чтобы не пролететь на выбора 2000)

Корни нынешней РУСОФОБИИ Запада более глубоки и ядовиты, чем страх перед возрождением российской военной мощи. Запад, прежде всего США, добивается выполнения прагматичных геополитических задач, стройно укладывающихся в рамки стародавней концепции «мира по-американски». Эта концепция — ядро национальной американской идеи, отменить которую не в силах несколько поколений американцев и без воплощения которой Соединенные Штаты не видят смысла собственного существования.

Америка не имеет многовековой истории, подобно Европе, Азии или России. Если Америка откажется от стратегии глобальной экспансии, пусть и гипотетически, ее историческое место быстро опустится до отметки, близкой к нулю.

Поэтому у Соединенных Штатов нет друзей, а есть лишь интересы. Договариваться с ними можно, но только на бумаге, достигнутые соглашения необходимо реализовывать в кратчайшие сроки, пока не просохли чернила.

Шутить можно сколько угодно, однако нельзя недооценивать оппонента. Достойна уважения быстрота, с которой дипломатия США отбросила в корзину весь негатив военной авантюры НАТО на Балканах. Дорогие и неэффективные маневры сменил классический сценарий дестабилизации внутриполитической обстановки в неугодных славянских странах. С июля 1999 года Россия в этом списке занимает, судя по всему, почетное первое место.

Сказать, что Америка повернулась к России спиной, было бы неверно правильно сказать — лицом она к нам никогда и не стояла. Нравоучения блюстителей двойной морали из Вашингтона, конечно, раздражают. Но для этого они и регулярно проводятся.
Реагировать на официальном уровне по каждому такому случаю смысла нет.

Соединенные Штаты опасаются последовательности российской политики, ее независимости, умения добиваться максимального результата при минимальных затратах. Страх вызывает выполнение Россией в конце ХХ века геополитической программы-минимум. В новое тысячелетие Россия идет с программой-максимум, сформированной новой дипломатической школой и привлекательной для всех стран — стратегических партнеров России. В ее основе лежит картина многополярного мира, терпения и учета интересов партнеров и другие ценности, о которых Америка, видать, подзабыла после распада Советского Союза.

==========================

В итоге Русофобия стала одним из пунктов работы с Населением. Сами то Вексельберги и Тимченко живут на стороне «Русофобов». Оставляя своим «на подсосе» замполитам удобно пудрить мозги налогоплательщикам.

Читайте также: Закрытый и тоталитарный СССР. Фильм «Заложники»