Top.Mail.Ru

«Китай планирует отвоевать мир». Китайская угроза и жвачка для интеллигенции

Новости

Неделю назад в «Атлантике» появилась очень длинная статья за авторством Кэти Гилсинан, «суровой среднеамериканской домоседки» (так написано у нее в твиттере). Статья называется «How China Is Planning to Win Back the World». Суть этой статьи в том, что коронавирусная инфекция испортила имидж КНР, и теперь китайские тролли атакуют американские соцсети, распространяя различные фейки, чтобы испортить имидж США. А вообще китайцы хотят захватить весь мир. Россия не сможет захватить весь мир, утверждает Кэти, потому что у России слабая экономика в 1/10 американской, а вот богатый Китай сможет.

  • Во-первых, «Атлантик», если кто-то вдруг не помнит, это тот самый журнал, который читает мистер Спенсер, учитель истории у Холдена Колфилда, персонаж очень недалекий и сатирический.

«Он [мистер Спенсер] читал „Атлантик мансли“, и везде стояли какие-то пузырьки, пилюли, все пахло каплями от насморка. Тоску нагоняло».

Творчество Кэти Гилсинан — это такое чтиво для образованных, но не особо умных людей, жвачка для интеллигенции. По большому счету, чайнафоб Дональд Трамп (при всей моей симпатии к нему) — человек из той же категории «суровых домоседов», т. е. обывателей, образованных мещан, естественных консерваторов, читателей «Атлантик мансли» и зрителей FOX News.

  • Во-вторых, антикитайские страшилки не имеют границ. Вот у нас в России был такой телевизионный эксперт, Никита Олегович Исаев, недавно умер от инфаркта, царство ему небесное. Вот у него каждое второе слово было про китайскую угрозу. Я всякий раз, когда читаю или слушаю таких экспертов, наших или атлантических, меня всегда так и подмывает спросить: люди, а вы, вообще, историю Китая-то знаете? Вы понимаете, что у китайца в голове совершенно особый мир, который с вашим жалким представлением о либеральных правах человека никак не коррелируется?

Если вы где-нибудь слышите или читаете про то, что «Китай хочет захватить весь мир», начинайте громко смеяться, потому что китаец по определению ничего захватывать не собирается. Китайца с детства учат, что мир уже принадлежит Китаю, и вопрос только в том, когда неумные, неблагородные люди на периферии признают этот факт.

Китайская «картина мира» делится на три сферы

Сфера №1 — это собственно Китай, Срединная империя, центр мира. В центре Земли стоит трон императора, ну или плещется искусственное озеро Чжуннаньхай, т. е. резиденция китайских генсеков, аналог нашего понятия «Кремль». Коммунистическая партия Китая (КПК) — это всего лишь коллективный император. В основе «тоталитарного», как пишут в либеральных газетах, китайского государства — всё та же конфуцианская (точнее, неоконфуцианская, если выделять учение Чжу Си в отдельную школу) мораль. Хунвейбины пытались эту парадигму поломать, но их очень быстро заткнули, и уже Дэн Сяопин начал строить социализм национальный, больше похожий на наш НЭП — это идеология «трёх К»:

  • коммунизм,
  • капитализм,
  • конфуцианство.

Сфера №2 — есть «младшие братья» Китая, Корея, например. Это как сравнивать Россию и Армению. «Младший брат» должен знать наши иероглифы, а их правитель называться «ван», т. е. «царь». А всякий царь по умолчанию — вассал нашего императора, «ди». Если кореец или вьетнамец почтительно согласился с тем, что он «младший брат», — всё, все внешнеполитические вопросы улажены, спасибо за вашу лояльность, расходимся.

И ровно наоборот, если кто-нибудь называет своего правителя «императором», как японцы, например, — там обязательно будет война. Но это никогда не будет война с целью захватить Японию или Монголию.

Цель — всего лишь убедить дураков признать китайскую исключительность.

Это, безусловно, шовинизм. Но шовинизм культурный, очень простой и понятный. Некитаец, который принимает китайскую культуру, ест палочками, носит шелковый халат и старательно выводит кисточкой иероглифы, считается «своим».

Сфера №3 — это варвары, «ху». Отношение к варварам у китайцев тоже очень простое. Это ничтожные люди, научить которых, скорее всего, ничему уже нельзя. Потому что они вообще никакого интереса к нашей великой культуре не проявляют. Это какие-то жуки, копошащиеся на окраинах ойкумены. Ну и пусть копошатся. Обращать на них внимание — себя не уважать. Американцы какие-то, русские, арабы, — всё это варвары, «ху». Так рассуждает китаец.

Но! С варварами можно торговать, потому что торговля — это отличный способ показать всему миру величие нашей культуры и каких-то редких избранных просветить. Вот почему такое большое значение в КНР сейчас придают проекту «Один пояс и один путь». Это, с одной стороны, способ диверсификации очень американозависимой китайской экономики, а с другой — традиционный способ продвижения китайской «картины мира».

С военной точки зрения Китай всегда был слаб, и китайцы это сами хорошо сознают. Вся древняя и средневековая китайская история — это постоянная война с кочевниками, которых было приблизительно в 50 раз меньше, и тем не менее, китайцы регулярно эти войны проигрывали. Китайские историки очень не любят этого признавать, само собой, и всякий раз придумывают какие-нибудь оправдания, почему же так случилось, что гунны, тюрки, монголы или маньчжуры многотысячные китайские армии били, а потом захватывали Кайфын или Пекин (т. е. столицу).

Крайняя точка на карте, до которой китайцы вообще когда-либо доходили, — это река Талас на границе современных Киргизии и Казахстана, причем даже два раза: в 36 году до нашей эры и в 751 году нашей. В 36 году ханьцы сражались здесь с откочевавшими на восток гуннами и кангюйцами (предками печенегов), и еще на этой стороне, возможно, участвовал отряд римских легионеров (Вестник древней истории. — 1946. — № 2. — С. 45—50). Эту битву китайцы выиграли.

А вот в 751 году здесь же танская армия столкнулась уже с арабами, которые как раз незадолго перед тем узнали про джихад и пошли всех завоевывать. Вот эту битву китайцы уже проиграли. И вот почему в Средней Азии люди сейчас верят в Аллаха, а не в китайские иероглифы. Иероглифы китайцы заставляют людей (уйгуров и дунган) рисовать по другую сторону границы, в Синьцзяне, чем наша либеральная общественность справедливо возмущена (странный случай, когда я согласен с либеральной общественностью).

Ничего хорошего про боевые качества людей, которых даже арабы били, сказать нельзя. И это я еще не рассказываю в подробностях про две японо-китайские войны в 1894—95 и 1937—1945 гг, когда японцы уничтожали всю китайскую армию, все корабли жгли, самолеты, вообще всё! Разгром полный был и в первом, и во втором случае.

Россия и Китай никогда между собой не воевали. Русско-маньчжурский конфликт в XVII веке, подавление восстания ихэтуаней в 1900 году и пограничную стычку на острове Даманский в 1969 году я подробно разбирать не буду, именно потому что это ничтожные драки. В последнем случае была провокация хунвейбинов даже, а не китайских пограничников, этих хунвейбинов сами же китайцы и закатали; знаменитый фантастический роман Лю Цысиня «Задача трех тел» начинается с безумно красивой сцены гибели девочки-хунвейбинки, сцена эта так танатофильски-эротична, что я, пожалуй, воспроизведу ее дословно:

«Девушка на крыше […] размахивала боевым знаменем, рдеющим, словно ее пламенная юность, и свято верила, что враги сгорят дотла в огне революции, что завтра из пыла и жара ее крови родится новый, совершенный мир. Девушку опьяняла эта сияющая алая мечта… но тут ее грудь пронзила пуля. Ее пятнадцатилетнее тело было так нежно, что пуля прошила его насквозь, не задержавшись ни на мгновение. Юная воительница и ее знамя полетели с крыши; легкая фигурка, казалось, падала медленнее, чем красное полотнище, — словно птичка, не желающая покидать небо…».

Короче, китайцев бояться не надо. Никакой китайской угрозы нет, потому что Китай — самая обычная мелкобуржуазная страна, давно перебившая всех своих пассионариев. Отношения между Россией и Китаем всегда были нейтральные, все конфликты с Китаем сводились к определению границ, сейчас этот вопрос навсегда закрыт.

Нынешний союз России и Китая совершенно естественен, по той простой причине хотя бы, что это две страны, понесшие самые большие потери во Второй мировой войне (27 и 15 млн жертв, соответственно). Удивителен не союз Путина и Си Цзиньпина, а то, что хвастливая Америка, потерявшая в WWII всего 0,4 млн, ныне разваливается на глазах, о чем в том же «The Atlantic» я нашел прекрасную статью, датированную аж декабрем 2019 года, когда ни коронавируса, ни погромов еще не было.

Фото: © AFP 2020, STR

Оцените статью