Top.Mail.Ru

Как Кремль и Анкара договариваются по Сирии

Новости

Российcкие аналитики и публицисты, пишущие о Ближнем Востоке, в последние дни упорно заявляют, что события в сирийском Идлибе и противостояние между РФ и Турцией там носят характер «договорняков». Например, про-турецкие анти-асадовские повстанцы взяли при поддержке турецкой артиллерии несколько населенных пунктов в районе города Саракиб, но асадиты, в свою очередь, спокойно ведут наступательные операции в южной части идлибского выступа и турецкие войска им почти не мешают. Основная масса турецких подразделений в Идлибе сосредоточена севернее, хотя они могли бы защищать границы Идлиба.

Нельзя сказать, что эти утверждения беспочвенны. Тем более, что РФ и Турция связаны тесными узами экономического партнерства, а так же они неоднократно заключали договора о разделе Сирии. Если Эрдогану так важно было защитить всю идлибскую зону, как он говорит, то почему он не поставил войска на ее периметре, а вместо этого расположил их за трассой М4, явно давая Асаду возможность наступать в этом направлении (на юге идлибского выступа)?

Тем не менее, есть серьезные возражения. Если речь о «договорняке», то почему Эрдоган постоянно повторяет, что он выдвинул ультиматум Асаду до конца февраля уйти со всех территорий, взятых асадитами при поддержке российских и иранских сил во время наступления Асада на Идлиб, и прекратить окружение турецких военных в этих районах? Асад явно не собирается никуда отступать (и никогда раньше без боя не уходил). 12 турецких баз (наблюдательные пункты), созданных в рамках идлибского соглашения между РФ и Турцией, остались в его глубоком тылу и окружены асадовскими войсками.

Просто забыть о своих грозных ультиматумах и оставить эти территории Асаду, значит показать, что слово Эрдогана ничего не стоит, что его угрозы — пусты, а значит ими можно пренебречь. Тихо вывести турецких военных наблюдателей с окруженных баз после всех ультиматумов и предупреждений Асаду, означает признать поражение, еще больше унизив Турцию. А если учесть, что в результате наступления асадитов погибли десятки турецких военных, то получится, что Эрдоган просто наговорил много всего, подставив тем самым собственных солдат, способствовал их гибели, а потом сделал вид, что все нормально.

Значит угрожал, подставил турецких военных под огонь или загнал на окруженные позиции, вместо того, чтобы заранее тихо увести войска, сохранив им жизнь и безопасность. Не был готов воевать, а зачем тогда пугал войной? За такое популярная в Турции оппозиция просто сравняет Эрдогана с землей (оппозиция буквально разгромила партию Эрдогана в ходе муниципальных выборов во всех крупных городах Турции в 2019 году). Ведь и в самом деле это будет выглядеть как политическая и военная глупость, если не предательство.

Заметим следующее. Российские СМИ опасаются писать о прямой угрозе русско-турецкой войны, за исключением Газеты ру. Причины две. Война в Сирии крайне непопулярна в России, против нее выступает 55 процентов населения и только 30 процентов — за, причем соотношение сил постоянно меняется в пользу антивоенных настроений. Кроме того, столкновение с турецкой армией (второй по силе армией НАТО) вблизи ее баз не сулит ничего хорошего: российский экспедиционный корпус в Сирии невелик и не мог бы противостоять всей турецкой военной мощи.

Cирийский Театр военных действий расположен на огромном расстоянии от российских баз и Турцию угрожает перекрыть Босфор для России. Поэтому, со своей стороны, многим российским публицистам выгодно представить дело так, что все идет нормально.

Пока что Эрдоган явно готовится к крупной военной операции против Асада. Существует так же другой, весьма болезненный для курдов вариант — Эрдоган оставит себе лишь часть Идлиба, признав завоевания Асада, в обмен на отступление России и Асада на северо-востоке Сирии. Это будет означать, что Россия и Асад согласятся оставить Турции курдские районы Сирии или значительную их часть.

В этом случае Эрдоган, даже выведя свои войска с окруженных баз под Идлибом, сможет сказать турецкому обществу, что он достиг многого в ходе военной и дипломатической игры, что он наконец получил возможность создать давно обещанную им зону безопасности на всем протяжении 800 километровой турецко-сирийской границы и вытеснил оттуда курдов.

Такой сценарий его, вероятно, устроит. Ведь важнейшая цель турецкого присутствия в Сирии — создание буферной «безопасной зоны», которая отрежет курдских бойцов РПК, сражающихся за автономию\независимость курдов в самой Турции от курдской северной Сирии (Рожавы), которую контролирует 50-тысячная армия курдов под управлением кадров РПК. Добавим, что анти-курдские операции в самой Турции поддерживает 3\4 населения и очередная акция такого рода резко поднимет популярность Эрдогана (для курдов это будет означать исход сотен тысяч беженцев, спасающихся от резни и преследований, как уже было в Африне и Серекание).

Но если выяснится, что все угрозы Эрдогана в Идлибе были блефом, который провалился, обернувшись бессмысленной смертью десятков турецких солдат, тогда турецкий лидер получит тяжелый удар от оппозиции и потерю популярности. Турецкие националисты сегодня очень влиятельны в парламенте. Часть из них, Партия националистического движения (ПНД), входит в коалицию с Эрдоганом и его Партией справедливости и развития (ПСР). Недавно лидер ПНД, Девлет Бахчели, сделал воинственные заявления против Асада, угрожая масштабной войной.

Другие националисты (Республиканская народная партия и Хорошая партия) находятся в оппозиции. Если Эрдоган провалится в Идлибе и не продвинется на северо-востоке (против курдов), тогда ему грозит тяжелый политический кризис. На фоне постепенной утраты популярности, экономического кризиса и кризиса с беженцами, охвативших Турцию, это не сулит ему ничего хорошего.

Оцените статью