Неофициальные связи между Израилем и курдами. Операция «Добрый сосед»

Операция "Добрый сосед" Дума

Израиль заявлял о себе как о стороннике курдов в течение многих десятилетий. Сейчас, однако, некоторые курды говорят, что действия важнее слов.

Курды любят говорить, что у них нет друзей, кроме гор. И все же одна страна поддерживала их, иногда в одиночку, на протяжении многих десятилетий: Израиль.

В редкой демонстрации общественного несогласия с президентом США Дональдом Трампом в октябре 2019 года премьер-министр Биньямин Нетаньяху предложил гуманитарную помощь “доблестному курдскому народу“, заявив, что курды столкнулись с возможной” этнической чисткой » со стороны Турции и ее сторонников. Это произошло после того, как Трамп согласился на просьбу президента Реджепа Тайипа Эрдогана вывести американские войска из северо-восточной Сирии, чтобы позволить турецкой военной операции удалить возглавляемые курдами Сирийские демократические силы (СДС) из района турецко-сирийской границы и создать там “безопасную зону”.

Примерно через месяц после заявления Нетаньяху заместитель министра иностранных дел Ципи Хотовели сообщила Кнессету, что предложение Нетаньяху было принято. “Мы идентифицируем себя с тем глубоким бедствием, которое постигло курдов, и мы помогаем им по целому ряду каналов”, — заявила она. Однако высокопоставленный курдский чиновник Ильхам Ахмед, сопредседатель Сирийского демократического совета (политического крыла СДС), сказала в интервью израильской газете Гаарец, что у нее “нет никакой информации об этом.” “Нет, правда, я не знаю ни о какой помощи от них», — настаивает она, явно удивленная вопросом.

Справедливости ради, маловероятно, что какой-либо курдский лидер публично признает получение помощи от Израиля в то время, когда курдские политики ведут переговоры с сирийским режимом, который считает израильское государство заклятым врагом.

В настоящее время нет никаких признаков завершения военной операции, несмотря на то, что Анкара пообещала приостановить военную операцию на Севере Сирии после того, как сделка, заключенная при посредничестве Москвы в октябре, фактически уступила часть территории, удерживаемой СДС, Турции. И есть все же некоторые свидетельства того, что израильская помощь доходит до курдов.

Первые подсказки появились в начале ноября, когда в интернете были опубликованы фотографии контейнера с гуманитарной помощью, на которых четко видны израильские флаги.

“Мы оказали им некоторую поддержку около двух месяцев назад — пальто для детей, а также лекарства”, — говорит в интервью Гаарец Галь Ласки, основатель и генеральный директор благотворительной организации Israeli Flying Aid. Ее некоммерческая организация фокусируется на странах, которые не имеют дипломатических отношений с Израилем, и она оказывает скрытую поддержку сирийским беженцам и внутренним перемещенным лицам с 2011 года.

“Мы уже не в первый раз оказываем помощь курдам, и планируется дальнейшая доставка помощи, — говорит она. — Впрочем, неважно, курды они или нет. Союз между Израилем и [курдами] не имеет к нам никакого отношения. Мы также оказывали помощь гражданским лицам в удерживаемых режимом и повстанцами частях Сирии“, — добавляет Ласки, подчеркивая, что ее работа не зависит от правительства и не является частью каких-либо правительственных ”каналов», о которых упоминалось в прошлом месяце.

Помимо заявлений израильских официальных лиц, послания о поддержке также получили отклик со стороны некоторых слоев израильской общественности, причем небольшие марши были организованы в Иерусалиме и Тель-Авиве.

“После последней турецкой операции в северной Сирии вы действительно увидели подлинные проявления солидарности среди израильской общественности — хотя традиционно Израиль почти не контактировал с сирийскими курдами, — говорит Галлия Линденштраусс, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности. — Эти проявления проистекают из давних симпатий к иракским курдам и анти-эрдогановских настроений [израильтян].”

“С момента подписания соглашения о нормализации отношений в 2016 году [между Израилем и Турцией] мы наблюдали подход” око за око, — добавляет она. — Если Турция критикует Израиль в отношении палестинцев, то Израиль критикует Турцию в вопросе об армянах или в вопросе ее отношения к курдам. Что касается конкретной помощи, которую Израиль в настоящее время направляет курдам, то она, вероятно, весьма ограничена и не будет иметь существенного эффекта.”

Тем не менее, даже малейшая форма помощи может иметь решающее значение, поскольку большинство неправительственных организаций, действующих на севере Сирии, должны были временно приостановить операции и эвакуировать свой международный персонал после операции Турции «Мирная весна» и передислокации сил сирийского режима, вошедших в данный регион.
.
Противовес Тегерану
.
Словесная и (предположительно) материальная поддержка курдов со стороны Израиля не должна вызывать удивления, поскольку он рассматривает эту этническую группу, которая распространена в Турции, Ираке, Сирии и Иране, как противовес своим региональным противникам, особенно Тегерану.

«Возможный крах курдского контроля на севере Сирии является негативным и опасным сценарием для Израиля. Совершенно очевидно, что такое событие приведет к усилению негативных элементов в регионе, возглавляемом Ираном”, — заявила Хотовели в прошлом месяце.

Сообщается также, что для противодействия иранскому влиянию Соединенные Штаты частично отступили от своего решения покинуть Сирию, в конечном итоге решив сохранить около 500 военнослужащих в стране (по просьбе Израиля и Иордании, по словам Трампа).

Они опасаются, что вакуум, созданный отсутствием американцев, будет заполнен Ираном, создающим сухопутный коридор, змеящийся от Тегерана к сирийскому побережью, — возможность, которая вызывает беспокойство как у Вашингтона, так и у Иерусалима. Однако курдские лидеры ранее заявляли, что у них нет особого желания быть использованными в качестве антагониста против могущественного соседа.

“Мы не собираемся вступать в конфликт от имени одного государства против другого государства. Мы — сами по себе. Вступление в конфронтацию с Ираном не входит в нашу повестку дня”, — говорит Ахмед.

Еще в июне 2004 года газета «Нью-Йоркер» сообщила, что израильские военные и разведчики проводят подготовку курдских специальных диверсионных подразделений и, что наиболее важно с точки зрения Израиля, проводят тайные операции в курдских районах Ирана и Сирии.

«Израиль всегда поддерживал курдов по-макиавеллистски», — сказал один бывший сотрудник израильской разведки американскому журналу. — Это реальная политика. Объединившись с курдами, Израиль получает глаза и уши в Иране, Ираке и Сирии.”

В то время Израиль был обеспокоен тем, что хаос, возникший в Ираке после вторжения США, в конечном итоге принесет пользу Ирану. Теперь он боится того же самого в отношении Сирии.

Израиль активизировал свои маневры в этой охваченной войной стране, чтобы противостоять тому, что он считает растущей угрозой своей национальной безопасности. Только в прошлом месяце израильские военные заявили, что они нанесли “широкомасштабные удары” по десяткам целей, принадлежащих иранским силам Кудс и армии Башара Асада.

Любая форма израильского участия в Сирии, по-видимому, направлена на сдерживание иранской угрозы. Даже операция «Добрый сосед» (2016-2018 гг.), в значительной степени представленная как гуманитарная операция, предназначенная для сирийских гражданских лиц, проживающих по другую сторону границы на Голанских высотах, рассматривалась Армией обороны Израиля (АОИ) как потенциально выгодная для ограничения вторжения боевиков, связанных с Ираном.

«Иран и Хезболла (про-иранская ливанская шиитская милиция, одна из самых сильных армий в регионе — прим.) пришли в Сирию и сказали, что они откроют там новый фронт против Израиля. Поэтому мы думали, что для сирийцев там [на юго-западе Сирии], если бы Израиль был единственной страной, помогающей им, было бы естественно не позволять Хезболле или другим про-иранским группам обстреливать нас из своих деревень. Теоретически это был беспроигрышный сценарий: мы защищаем себя, а гражданские лица получают помощь», — говорит подполковник АОИ Эяль Дрор, который организовал и возглавил операцию.

И поддержка была не только гуманитарной. В журнале Foreign Policy и в арабских средствах массовой информации также сообщалось, что, используя те же контрольно-пропускные пункты, которые использовались для доставки гуманитарной помощи, Израиль тайно вооружал и финансировал повстанческие группировки [суннитских боевиков], чтобы не допустить захвата позиций у границы боевиками, поддерживаемыми Ираном».

Операция была остановлена в сентябре 2018 года, когда режим Асада вернул контроль над пограничными районами Голанских высот. Это было нежелательное развитие событий для Израиля, который опасается, что любая территория, удерживаемая сирийским режимом, является потенциальной стартовой площадкой для иранцев.

Напрашивается вопрос: Помогает ли Израиль курдам противостоять Ирану, как предлагала Хотовели?

.
Исторические связи
.
Израиль имел сдержанные отношения с иракскими курдами, по крайней мере, с 1960-х годов, и недавние связи, возможно, были современным применением израильской доктрины периферии — внешнеполитической стратегии, созданной при Давиде Бен-Гурионе, направленной на развитие тесных стратегических отношений с режимами и группами на Ближнем Востоке для противодействия объединенной оппозиции соседних с Израилем арабских государств. Эта доктрина видела Израиль в союзе с тогдашним шахом Ирана и Турцией, в дополнение к этническим и религиозным общинам, таким как ливанские христиане-марониты и курдские группировки.

«Поиск партнеров в регионе, формирование удобных союзов — это то, как Израиль задумал организовать свое выживание с момента своего основания. Теперь эта предполагаемая поддержка сирийских курдов — будь то обмен разведданными или наращивание [их] потенциала -находится в том же ключе”, — говорит Марк Отте, специальный посланник Бельгии по Сирии и бывший посол в Израиле. — То, чего мы не увидим, — это открытый союз”, — добавляет он.

Связь Иерусалима с курдским иракским меньшинством впервые появилась вскоре после начала Курдского восстания осенью 1961 года, по-видимому, по инициативе Израиля, с целью ослабления Багдада, согласно сведениям, которые приводятся в исследовании ”Курды Ирака: построение государства в государстве » Офры Бенгио.

Руководитель программы курдских исследований в центре Моше Даяна Тель-Авивского университета утверждает, что это был не только расчетливый, но “эмоциональный и гуманитарный” ответ — настолько, что он “даже мешал практическим политическим соображениям.”

Со временем участие Израиля в этом регионе принесло дополнительные плоды, в частности облегчило эмиграцию почти всех оставшихся в Ираке евреев. «Масуд Барзани, позже ставший президентом Курдистана [и лидером ДПК], помогал в контрабанде иракских евреев за пределы страны, когда иракский режим Баас запретил им выезжать за границу и преследовал их самыми жесткими способами”, — говорит Бенгио в интервью Гаарец. Еще одним побочным продуктом этого сотрудничества стало предоставление Израилю важной разведывательной информации.

Историческая связь Израиля с иракскими курдами в последнее время переросла в более публичные, взаимовыгодные отношения: прибыльную торговлю нефтью. В какой-то момент в 2015 году Израиль, по сообщениям, импортировал целых три четверти своей нефти из полуавтономного Курдского региона Ирака, получив жизненно важный источник средств. Израиль также был единственной страной, которая публично поддержала спорный референдум о независимости Иракского Курдистана в сентябре 2017 года (по просьбе Барзани).

Критики поспешили назвать лицемерной поддержку Израилем отдельного курдского государства, особенно учитывая его растущее неприятие работы над решением проблемы сосуществования двух государств с палестинцами. Возможно, это связано с тем, что поддержка курдов в большей степени связана с продвижением собственных интересов Израиля и в меньшей степени с романтическим представлением о том, что это меньшинство разделяет судьбу евреев.

Кампания за независимость иракских курдов в 2017 году была первым случаем, когда их отношения с Израилем проявились так открыто. Во время митингов референдума на курдских флагах были океаны желтых солнц, а также несколько звезд Давида. Это было удивительное зрелище для региона, где на израильские флаги все чаще наступают ногами: на сей раз израильские флаги гордо развевались в воздухе. “Они являются меньшинством, которое успешно создало свое собственное государство, они являются примером”, — сказал тогда один радостный участник в интервью Гаарец.

Неудивительно, что это зрелище не понравилось Багдаду. Вскоре после этого иракский парламент единогласно проголосовал за то, чтобы ввести уголовную ответственность за израильский флаг.

«Я отчетливо помню, как иракские генералы в частных беседах критиковали отношения курдов с Израилем. Они были очень злы…”, — говорит источник в Службе безопасности в интервью Гаарец.
.
Больше вреда, чем пользы?
.
Спустя несколько недель после проведения референдума о независимости, когда ”Да» победило, федеральные иракские силы вместе с шиитскими ополченцами, связанными с Ираном, продвинулись в Иракский Курдистан. Киркук, который иногда называют «курдским Иерусалимом» из-за его огромной важности для курдского народа, пал менее чем через день после спорадической перестрелки. Проправительственные силы также наступали на фронте, простирающемся от гор Синджар на западе до самой границы с Ираном на востоке. (В Киркуке находится одно из крупнейших месторождений нефти в мире. С его потерей руководство Курдского регионального правительства утратило важнейшие инструменты финансирования собственной деятельности — прим.).

Это было в октябре 2017 года, когда звук минометных и артиллерийских выстрелов придал кратким столкновениям вид гражданской войны. В целом, почти все территории, которые курдские войска использовали для управления за пределами официальных границ своего автономного региона — ”спорные районы», которые они постепенно завоевали после вторжения США в 2003 году, — снова оказались в руках Багдада.

Хотя нет никаких доказательств того, что передислокация центрального правительства на территории, удерживаемые курдами, была проведена более решительно из-за связей руководства Курдского регионального правительства с Израилем, это вторжение иракского режима стало болезненной демонстрацией того, как мало сделал Израиль для защиты “партнера” в регионе.

“Мы действительно ценим поддержку Израиля — даже если любая помощь от них неизбежно расстраивает другие страны. Но после референдума и наступления, проведенного правительственными войсками и шиитскими ополченцами, мы рассчитывали на их помощь. Мы ожидали действий, а не только слов”, — говорит один иракско-курдский чиновник «Гаарец».

Это было замечено снова в прошлом месяце, когда вывод американских войск дал зеленый свет турецкому наступлению на севере Сирии, направленному против курдов. Опять же, урок заключался в том, что словесная поддержка Израилем курдов не переводится в их реальную защиту. В недавней статье курдский новостной канал даже спросил: «Не приносит ли пропаганда Израиля курдам больше вреда, чем пользы?”

Читайте также: Скоро ли Израиль потеряет своего лидера

Оцените статью
Добавить комментарий