Top.Mail.Ru

О проблемах КНР и реформах «красного императора» Си Цзиньпина

Новости

Китай — капиталистическая страна с резким преобладанием частного сектора — результат реформ последних 40 лет, и с очень масштабным государственным регулированием экономики. Британский экономист Бранко Миланович называет это «политическим капитализмом» (в противовес американо-европейскому «экономическому капитализму»).

КНР не имеет механизмов представительной демократии. Это — самоназначенная диктатура. Ее правление поддерживается не выборами, а постоянным экономическим ростом. Легитимность режима обеспечивается ростом в 6 процентов ВВП или больше. При росте меньших масштабов или спаде, по мнению китайских социологов, системе угрожают бунты и революции.

Верховная политическая власть, хорошо осознавая ситуацию, активно вмешивается в экономику и пытается добиваться ее постоянного роста, поскольку от этого зависит выживание диктатуры КПК. Таким образом, рост экономики КНР — вопрос политический. Вот почему Миланович говорит о системе «политического капитализма». Но именно здесь появились проблемы.

Система, сложившаяся в таком виде в 90-е гг, имеет две проблемы, тесно переплетенные между собой

  1. Инфраструктурные мегапроекты. Они поддерживали рост ВВП и, одновременно, создавали под рынком прочное основание — коммуникации, электространции, жилье. Они способствовали созданию новых рабочих мест — наряду с ростом частных инвестиций, это стало важным драйвером для развития экономики КНР. Но возникла нерешенная проблема — часть железных дорог были построены в никуда (условно говоря), гигантские аэропорты и пустующие города-миллионники… Возникли колоссально плохие долги, в настоящее время 3 — 3,5 ВВП, что-то в районе 40 триллионов долларов. Финансовые пузыри могут лопнуть (особенно теперь), вызвав чудовищный кризис.
  2. Коррупция. Система управления прогнила. Китайская система управления называется иногда АДР — Авторитарное децентрализованное регулирование. Она была построена так: центр обычно не вмешивался в политику региональных правительств. Он лишь устанавливал параметры управления. Региональный партруководитель получал поощения и возможность выдвижения вверх, в центральные органы, если росла экономика его провинции. Это работало следующим образом — местный руководитель набирал в госбанке кредиты (в КНР есть только государственный банк), финансировал свои гигантские инфрастуруктурые проекты, экономика росла, ВВП рос, создавались новые рабочие места, он шел на повышение, его семья, друзья и частные партнеры набивали себе карманы. Все бы хорошо, вот только многие дороги, аэропорты и стройки иногда не окупались (например, строился аэропорт масштабов Шереметьево в сравнительно слабозаселенной местности). Поскольку проекты не окупались, над системой нависали долги.


Политическая система. Реформы императора Си Цзиньпина

Что касается политической системы. Здесь, по словам крупнейшего российского китаиста, Александра Габуева, ситуация сложилась довольно уникальная.

Китаем правил долгое время неформальный «ареопаг» — группа из 7-8 высокопоставленных партийцев — обычно после ухода на пенсию. Она коллективно управляла страной. За каждым стоял могучий клан бюрократии. Эти старики что-то неформально решали и затем разные люди занимали места в Политбюро, ПК ПБ и ЦК, кто-то становился председателем партии и государства, кто-то — нет, происходили ротации руководителей, но даже власть председателя была ограничена. Настоящая власть сохранялась в руках неформального сообщества стариков, которое никогда не было прописано нигде, ни в каких законах и институтах.

Периодически проходили ротации разных лиц у власти в интересах этой могущественной неформальной группы. Данный механизм сложился во времена Дэна. Председатель Си нанес по нему удар и произвел переход к единоличному своему правлению, вероятно, пожизненному.

В принципе, причиной удара по системе, помимо амбиций самого Си Цзиньпин (а он — крайне амбициозен) стала именно коррупция и система неформальных кланов, которые продвигали своих людей, устанавливали баланс группировок и позволяли наращивать госдолг и долги сязанных с государством частных бизнесов в результате сомнительных методов и принципов регулирования, о которых речь шла выше. Кстати, многие крупнейшие многомиллиардные бизнесы в КНР так или иначе сязаны с чиновниками партийно-государственного аппарата и с влиятельными семьями партруководителей.

Проблема заключается в том, что президент Си Цзиньпин, создав механизм единоличной власти, не очень понимает как реформировать экономику, поскольку он в экономических вопросах разбирается плохо. Ему необходимо реформировать всю систему управления КНР и что-то решить с долгами. Непонятно, как это сделать. На это наложились еще две проблемы.

Торговая война с США и коронавирус

  • Во-первых, Трамп развязал торговую войну против КНР, ограничив экспорт Китая. Главной проблемой является вовсе не торговый дефицит США в торговле с Китаем, а китайская программа «Китай 2025», направленная на создание китайских технологических компаний. Предполагается, что к середине 20-х КНР вырастит за мощным проекционистским барьером, а так же благодаря государственным субсидиям и научно-техническому шпионажу собственные зубастые компании (частные и со смешанным частно-государственным капиталом), которые освоят современные технологии и дадут бой американским и европейским ТНК на мировых рынках. Все это сильно не нравится американским политикам обеих партий и крупному бизнесу, и отсюда торговая война Трампа. США требуют отказа от протекционизма и от защиты рынка КНР, а так же от китайской системы шпионажа. Они требуют допуска компаний США на рынки КНР (в настоящее время американские компании работают там, но обязаны строить совместные компании с китайцами и делиться с КНР своими технологиями — прим). Торговая война привела к тому, что лучшие китайские управленческие кадры сейчас заняты разруливанием торговых проблем с Америкой. Поэтому неясно, кто и как будет разруливать накопившиеся внутренние проблемы. Си может быть и создал единоличный мехнизм управления. Но его компететность в вопросах экономики вызывает вопросы, а экономисты, которым он доверяет, заняты другим.
  • Во-вторых, коронавирус. Сейчас пришли новые данные по потерям экономики КНР в результате шока. Они, по словам известного экономиста Сергея Гуриева, ужасны. Кризис сопровождается одновременно падением предложения (многие предприятия не работают) и спроса (люди перестали покупать различные товары и услуги). Производство упало на 13 процентов, торговля на 20 процентов в сравнении с февралем 2019 г. Как КНР выберется из кризиса, особенно с учетом других проблем, о которых речь шла выше, неясно.

Хотя, КНР, похоже, демонстрирует довольно успешные меры по борьбе с болезнью и эффективную международную политику по оказанию помощи другим странам в борьбе с эпидемией. В последнее время в солидных изданиях появились публикации о том, что руководство КНР позиционирует свое государство в качестве мирового лидера и постепенно становится таковым в глазах мировой общественности, на фоне довольно невнятной политики администрации Трампа в данном направлении.

Оцените статью