Последний министр народного просвещения Российской империи

Николай Константинович Кульчицкий (1856-1925) родился в Тамбовской губернии в семье офицера. В начале 1870-х учился в Тамбовской гимназии и, как было принято у наиболее прогрессивной части учащейся молодежи того времени, проживал в одной квартире-коммуне с группой товарищей.

Николай Константинович Кульчицкий
Николай Константинович Кульчицкий

Н.К. Кульчицкий был интеллигентным, честным и высокопорядочным человеком. «Являясь в качестве профессора чуждым политической окраски и преследуя исключительно академические цели, Николай Константинович в своей общественной деятельности не выступал активно в рядах той или другой политической партии, однако свои симпатии несомненно он отдает поборникам законности, порядка и мирного созидательного труда, под знаменем самодержавия, православия и блага русского парода». Он был преданно любящим свою Родину православным человеком, делал пожертвования церкви, отрицал марксизм. Но нет причин подозревать его, например, в антисемитизме, свойственном тогдашнему правому лагерю. Сужу по книге М.Н. Золотоносова, посвященной «герою» сексуального скандала 1914 г. в Казани К.С. Мережковскому (1855-1921), бывшему профессором по кафедре ботаники Казанского университета во время попечительства Н.К. Кульчицкого и доставившему тому множество хлопот. В книге, где в именном указателе имеются рекордные для отечественных изданий 16 ссылок на Н.К. Кульчицкого, можно увидеть его стремление к искоренению неприемлемой для него «левой идеологии» и непопулярные кадровые решения, принятые по этим соображениям, ввиду «недостаточно корректного» поведения «левых» профессоров, но не по национальному признаку

Летом 1874 года Кульчицкий познакомился с приехавшим в Тамбов Дмитрием Рогачевым, одной из центральных фигур революционного анархо-народнического движения первой половины 1870-х, и под его влиянием присоединился к работе по созданию Тамбовского революционного кружка бакунистской направленности.

 

Кульчицкий занимался распространением запрещенной литературы в Тамбове и губернии и очень быстро попал в поле зрения полиции. Уже в сентябре 1874 года он был подчинен надзору как политически неблагонадежный, привлечен к следствию по делу о пропаганде в империи, закончившемуся знаменитым «процессом 193-х» ( официальное название «Дело о пропаганде в Империи» — судебное дело революционеров-народников, разбиравшееся в Петербурге в Особом присутствии Правительствующего сената с 18(30) октября 1877 года по 23 января (4 февраля) 1878 года. К суду были привлечены участники «хождения в народ», которые были арестованы за революционную пропаганду с 1873 по 1877 год. ), – но за недостатком улик следствие в отношении Кульчицкого прекратилось в 1876 году, а на самом процессе он выступал лишь как свидетель.

В дальнейшем Кульчицкий не имел ни малейшего отношения к революции. В 1880 году он окончил медицинский факультет Харьковского университета, остался в нем преподавателем. Получил звание профессора и репутацию выдающегося специалиста в области гистологии. А также более сомнительную репутацию монархиста и черносотенца: в 1903 году участвовал в создании в Харькове «Русского собрания», в 1906 – местного отдела «Союза русского народа».

В 1912 году Кульчицкий перешел с преподавательской работы на административную, служил попечителем Казанского и Петроградского учебных округов. В 1914 году получил чин тайного советника, в январе 1916 стал сенатором и, наконец, с 28 декабря 1916 года вошел в последний состав царского правительства на должность министра народного просвещения. Неплохая карьера для бывшего бакуниста.

После Октябрьского восстания Кульчицкий был арестован как бывший министр, но вскоре освобожден. Не искушая судьбу, уехал из Петрограда в Харьков, затем в Севастополь, а в конце Гражданской войны эмигрировал в Великобританию. Жил в Лондоне, работал в Оксфордском университете. Погиб 30 января 1925 в результате несчастного случая: упал в шахту лифта.

Оцените статью