«Спасите ребёнка — дайте денег!» Коррупционные схемы благотворительных фондов Хаматовой и Водяновой

«Спасите ребёнка — дайте денег!» Коррупционные схемы благотворительных фондов Хаматовой и Водяновой Дума

Я думаю о благотворительности в России. Бизнес России пронизан коррупцией, мошенничеством, выводом капиталов, уклонением от налогов, манипуляциями в госзакупках. Это печально, но это свойство бизнеса в любой стране.

Для увеличения прибыли бизнесмены идут на риск. А вот про аналогичные явления в благотворительности мы не знаем. Масс медиа не информируют нас о том, насколько чисты русские благотворительные фонды. Значит ли это, что эти фонды чистые? Думаю, в русской благотворительности мошенничества не меньше, а может и больше, чем в русском бизнесе. Почему власти молчат, не контролируют благотворительность?

Посмотрите на наших красавиц, занимающихся благотворительностью: Чулпан Хаматова, Наталья Водянова и подобные им красотки. Они управляют бюджетами в сотни миллионов, миллиарды рублей. При этом они играют в театре, воспитывают детей, ведут светскую жизнь. И когда же у них есть время на финансовый контроль своих благотворительных фондов? Очевидно, не они заняты финансовым контролем благотворительных фондов.

Другие люди тратят деньги, собранные нашими красотками. Вы скажете: на сайтах благотворительных фондов есть вся отчетность. Хочешь — проверяй. Там есть аудиторские заключения. Все честно. Я на это отвечу: ха-ха-ха! У нас ЦБ РФ контролирует банки. Есть банковский аудит. Но банки рушатся сотнями.

И когда в проблемный банк приходит администрация ЦБ РФ, она обнаруживает вместо ликвидных активов воздух в балансе банка. Никакая отчетность, контроль и аудит не могут воспрепятствовать воровству денег. А за благотворительными фондами жесткого контроля нет. И вы считаете, что Хаматова и Водянова тратят деньги благотворителей на больных детей и стариков? Или всё-таки там такое же воровство, как в бизнесе?

Есть ещё одна проблемка, связанная с благотворительностью. Возможно, она даже серьёзнее чем дырявые фонды без финансового контроля. Мы часто видим в масс медиа рекламу благотворительных фондов: ребёнку нужно миллион рублей на сложную операцию. Спасите ребёнка! Дайте денег! А кто решил, что денег надо дать именно этому ребёнку именно на эту операцию?

 

Может вместо одного ребёнка стоит спасти 10 детей, которым нужны более простые операции за 100 000 рублей? Кто определяет, кого спасать, кого не спасать? Хаматова и Водянова? Они взяли на себя функцию Бога?! Они распоряжаются миллионами и решают, кому жить? А у них есть на это время в их загруженной суетливой жизни? Мне этот способ спасения больных детей кажется очень странным.

Недавно был со мной такой случай. В интернете увидел письмо руководительницы благотворительного фонда Детский хоспис. Тридцатилетняя красотка кокетливо сообщала, что она управляет ежемесячным бюджетом в 40 миллионов рублей. При этом девушка поведала о своих личных проблемах: у неё «дырявый карман», денег на аренду квартиры не хватает, на карте остаток 9000 рублей, на что не возможно прожить и дня.

Примерно в таком духе описывала свою жизнь девушка-благотворительница. Мне показалось это очень странным. Как может человек, собирающий с благотворителей десятки миллионов рублей ежемесячно, признаваться в том, что он не в состоянии свести концы с концами, спланировать свой бюджет?

Я посмотрел опубликованную отчетность фонда. Она говорила о следующем: средняя зарплата сотрудника фонда составляет более 200 000 рублей. Несмотря на запрет коммерческой деятельности, фонд показал в отчете о финансовом результате за 2016 год многомиллионную прибыль. Я написал этой странной благотворительнице — вы лицемерка. Ответа не последовало.

Вот такая у нас сомнительная благотворительность. Люди всегда будут жертвовать на добрые дела. Кто-то должен гарантировать нам, что деньги реально пойдут на благотворительность, а не будут украдены.

Читайте также: Зачем Путин обратил внимание на концлагеря в Китае

Оцените статью
Добавить комментарий