Top.Mail.Ru

Кто оплатит издержки нефтяной войны

Новости
«Эта музыка будет вечной, если я заменю батарейки» - или куплю себе Duracell.

Все падает, и только производители туалетной бумаги и попкорна торжествуют. Великая битва нефтяных гигантов будет, похоже, развлекать нас все время карантина.

Из-за коронавируса спрос на нефть снизился. Вместе с ним пошли вниз и цены.

  • Чтобы предотвратить дальнейшее падение, OPEC решил сократить добычу нефти.
  • Россия, которая не является членом OPEC, сказала, что не будет присоединяться к соглашению, и не станет сокращать добычу углеводородов.
  • Саудовская Аравия сильно обиделась и в ответ пригрозила (уже осуществленная угроза), что тогда она сбросит цены и увеличит добычу.

Трейдеры, и прежде нервные, извели в понедельник значительную часть стратегических резервов туалетной бумаги и устроили немыслимую распродажу, в результате чего нефть упала на 20 с лишним процентов по итогам дня (а в процессе была и ниже). Это было с пятницы до понедельника.

Чтобы вам таки дальше не путаться, рынок физической нефти принято оценивать в миллионах баррелей в день. Мир потребляет примерно 100 этих самых mbpd. Большая часть спроса – жесткая. Если у вас есть машина и она кушает бензин, то перейти на альтернативное топливо вам сложно (практическая невозможность альтернативы и означает жесткость). Хранить нефть можно нормально, но хранилища в основном нужны технологически, чтобы был резерв для переработки. По большей части то, что произвели, сразу и сжигается.

Из-за жесткости, рынок очень чувствителен к небольшим колебаниям объема. Весь сыр-бор и паническое падание цен случились из-за всего 2% увеличения поставок.


Кто оплатит издержки нефтяной войны

Во вторник Россия сказала, что может быть она передоговориться с OPEC. Нефть лениво поплелась вверх. Но саудиты уже вышли на тропу войны, и тамошний министр энергетики ответил, что не видит в дальнейших переговорах мудрости, потому что каждый сам за себя. Нет, не будет ничего в апреле-мае. Вот когда эпидемия закончится и пыль осядет, тогда подумаем.

Судя по шуму из Москвы и Рияда, стороны готовы воевать 6-10 лет. Все это время цены на мировом рынке могут быть в коридоре 25-30 долларов за баррель.

Резервы сторонами действительно накоплены немалые, и стороны готовы спустить в эту топку по половинке триллиона доллара каждая. У саудитов есть $100 млрд, зарезервированных на случай низких нефтяных цен (и еще полтриллиона в общих резервах).

Бюджет Саудовской Аравии сверстан из расчета 80 $/b. У арабских принцев большие амбиции в смысле диверсифицировать свою экономику, и нефтяные доходы нужны не для обеспечения текущих нужд, но для других проектов. Если им придется поддерживать низкие цены, то деньги однажды закончатся. Но в целом долгов у них мало, брать — если им понадобится – они будут под новое строительство, а не текущие нужды, никаких особых проблем с миром у них нет, и перекредитоваться они смогут дешево, если что. Сама по себе себестоимость добычи нефти в Заливе низкая, там бурить легко и приятно, и если совсем на всем экономить, то можно в 2-3 $/b уложиться.

Российский бюджет для бездефицитности требует всего 45 $/b. Российская кубышка, включая все, сравнима с саудовской – 570 миллиардов. Силуанов этим давеча сильно хвастался. Вот, все нас ругают, а мы-то не идиоты, и смотри сколько накопили.

Если бы я была российским пенсионером, я бы, конечно, не стала использовать слово идиот, а нашла бы что-то посильнее, потому что тратить бабки на бессмысленные понты и амбиции заслуживает мата-небоскреба, но ладно, у вас там величие.

С другой стороны, деньги российский бюджет тратит не столько на диверсификацию, сколько на пенсии и пособия, а также зарплату бойцов Росгвардии. Добавьте к этому плохие отношения с миром, разнообразные санкции и в целом плачевное состояние экономики – и получается, что в отличие от Саудовской Аравии, Россия может рассчитывать лишь на собственные силы, потому что в долг никто не даст (или даст под сильно больший процент).

Опять же, не путаем то, что заложено в бюджет с самой по себе себестоимостью добычи. Бурить в вечной мерзлоте стоит дороже, и потому у российских нефтяников чистая себестоимость 15-20 $/b – ниже, чем хочет бюджет, но выше, чем у саудитов. Ладно, деньги пока у всех есть. И Россия, и СА могут физически нарастить добычу. Здесь начинаются различия.

  • у саудитов самые большие в мире резервы в смысле увеличения добычи. Они действительно, как обещали, могут выбросить на рынок дополнительно порядка 2mbpd. Торговля у них танкерная, наливная способность хорошая – только подставляй корыто. Если есть спрос и танкер, то они могут продать столько, сколько купят.
  • у России тоже есть возможность нарастить добычу, но она сильно меньше. 0.2-0.3 mbpd российские компании делают легко, до 0.5-0.6 могут дотянуть, если постараются. Больше? Это потребует новых месторождений, и там цена будет такой, что сланец сильно дешевле.Даже при росте добычи у России есть вопрос, кому это продать.

В отличие от СА, российский трейд в основном идет через магистральные нефтепроводы, включая пресловутую «Дружбу». По «Дружбе» можно довольно много прогнать, что Россия и делает, но весь путь этой нефти заканчивается в Польше и Чехии, которые могут купить лишь столько, сколько они хотят и могут. Даже если не брать в расчет неизбежную конкуренцию с саудитами, готовыми всегда подогнать свой танкер и забыть о том, что традиционные покупатели российской нефти еще ждут своей компенсации за прошлый скандал с «Дружбой», то увеличить магистральный объем не получится.

  • В республике Беларусь большая нефтепереработка, но там тоже уже крутятся саудиты, а Лукашенко, напоминающий Марфушеньку из Морозко, щечки свеколкой натер, бровки угольком подрисовал, и не знает, кому ему, такому красивому, отдаться – и чует моему сердцу, что бодрые арабы на резвом скакуне первыми завоюют его «девичье сердце».
  • Можно продавать на Восток, в первую очередь в Китай. Но там тоже все не просто. На текущую дату Китаю вообще ничего не надо, потому что он как Машенька из старого анекдота – не пьет и не курит, потому что больше не может: коронавирус. Разумеется, это не будет продолжаться вечно – но и в этом случае у Китая есть варианты и выбор между российской трубой, саудовским танкером, который дешевый и американской нефтью, которую они согласились покупать, чтобы завершить последнюю торговую войну со Штатами, и которую придется покупать рано или поздно.

Как Россия будет увеличивать свою долю нефтяного рынка, когда она до этого рынка даже добраться не может, тайна великая. То, что просматривается сейчас, выглядит как Эр — Рияд, чтобы сохранить общую выручку, будет продавать больше, потому что дешевле, а Москва будет просто продавать дешевле, потому что как больше, не понятно. И так годами. Пока не закончатся деньги.

Российские госкомпании (а они тоже в нефтегазе крутятся или его обслуживают) закредитованы под самый потолок. Даже если фондовый рынок как таковой пойдет вверх и отыграет потери, низкие нефтяные цены не позволят нефтегазу следовать общему тренду.

Смысл фондовых игрищ не в том, чтобы обрести и потерять виртуальные миллиарды. Цена акций определяет капитализацию компаний. Капитализация – важный показатель для банков. Очень грубо, банки дают в долг под залог акций. Если цена на последние падает, то банк либо отзывает кредит, либо просит добавить залог.

Россия может некоторое время посоревноваться с саудитами в гонке, кто первым достигнет ценового дна. Но Aramco (это саудовский аналог Роснефти) еще есть, что продать и заложить, а «Роснефти» уже нечего. Если продолжительная игра на понижение приведет к залоговому кризису, то договариваться и что-то платить кредиторам Роснефти будет российская казна – и это надо вычесть из 570 миллиардов.

У России есть, конечно, и другие источники «дохода». Поднять налоги там или новые ввести. Инфляция, «удешевляющая» социальные обязательства, тоже ничего. Или вот эпидемия – для ПФР прямо так не война, а просто мать родная. Все это, конечно, из аптечных запасов доктора Менгеле.

Можете там обнулять хоть до обнуляться (Саудовская Аравия тоже не образец парламентской демократии), но это все хорошо только пока есть что кушать.

В скандале на нефтяном рынке нет ничего – ни политики, ни экономики, ни интересов. Вообще ничего. Фарс, понты. И, как итог, получается, что платить за это все будут российские налогоплательщики. И да, чего бы им американскую, японскую или европейскую машину не заправлять? Россия – щедрая душа.

Оцените статью