Полезные евреи СССР

евреи в СССР Мнения

Существует в нашей культуре принцип, согласно которому считается неудобным при обсуждении какого-то человека или группы лиц, подчеркивать свою неприязнь к ним. Любопытно, что в древней Греции, по крайней мере в Афинах, все было наоборот. Если ты выступал в суде против какого-то человека, ты должен был доказать, что он тебе неприятен и объяснить, почему. В противном случае, зачем ты на него набросился? Может ты — сикофант? Лично мне близок такой подход к вопросу.

Если бы меня спросили, существуют ли у меня личные причины не любить СССР, я бы ответил, что да. Примерно в 12 лет у меня возникло желание изучать еврейский язык и что-то вроде основ еврейской культуры и религии. Вот только, где мне можно было учить язык, если по всей стране у двухмиллионного народа не было ни одной еврейской школы? (Было, кажется, что-то официальное при хоральной синагоге, но туда не имелось открытого приема). Тем не менее, в 12 лет я сам нашел людей возле синагоги, у которых можно было учить язык (правда, скорее иврит, но я не знал таких деталей), молодых хасидов. Однако, они были встревожены. Они сказали, что я должен принести расписку от родителей, иначе они не смогут заниматься таким делом из-за угрозы со стороны государства.

Конечно, мои родственники пришли в ужас. На кухнях они могли говорить про СССР что угодно, но любой поступок, который отклонялся от официальной линии, вызывал у них страх. «Как только ты мог пойти в синагогу и подумать о таких курсах, ведь у нас у всех работа, а если ТАМ узнают, что тут такое… и т.д.».

При этом, уже тогда я знал, что евреев не принимают в некоторые ВУЗы «по пятой графе», так что после школы лучше идти в другие ВУЗы.

 

До меня стала доходить вся уникальность сложившегося положения. Огромный двухмиллионный народ в отличие от других народов (в СССР было официально объявлено равноправие), скажем, в отличие от киргизов или армян, был не только лишен школ на своем языке, но даже права неофициально изучать свой язык. А заодно у него было изъято право поступать в МГУ (по крайней мере, на мехмат) и право на получение определенных рабочих мест. Причем, это изъятие права поступления носило расово-биологический характер, оно было связано с происхождением, а не с убеждениями или верой.

Меня стала интересовать литература, написанная евреями об СССР, и тут меня поразила степень подлости ее авторов, всех этих вергелисов или цезарей-солодарей. Они уверенной рукой писали о процветании евреев СССР и о том, что в СССР нет никакого официального антисемитизма.

Мне, спустя много лет, все это не так уж важно. У меня мало общего с евреями, интересуют меня совершенно другие вещи. К тому же, и в СССР и за его пределами случались события намного более чудовищные. Что такое все это на фоне Холокоста, Дрездена, Хиросимы, Колымы, Накбы? Что сказать об ужасах депортации 500 тысяч чеченцев и ингушей? Наконец, в конце восьмидесятых годов в РСФСР имели высшее образование приблизительно две трети евреев-кормильцев, а в Москве — приблизительно три четверти (725 на тысячу). В конце восьмидесятых годов в РСФСР среди работающих евреев было почти в 4 раза больше людей с высшим образованием, чем среди городского населения в целом. СССР был плохим местом, но он хотя бы развивал образование и промышленность, и многие евреи получили там хорошие рабочие места. Мне еще повезло на фоне мировых бедствий. Даже в те 70-е я мог бы родиться в голодной Африке, разрываемой войнами, в страшном маоистском Китае, в трущебах индийского дикого капитализма или в лагере палестинских беженцев в Ливане… например, в Сабре или Шатиле, чьи названия стали уже частью истории катастроф 20-го века.

Однако, все сказанное не снимает вины с правителей СССР (даже если это — самое меньшее из их преступлений) и с тех полезных евреев, которые за деньги и привилегии обслуживали режим. Эти полезные евреи, вергелисы, цезари-солодари и прочие, были преступниками. Они виновны во введении в заблуждение жителей СССР и человечества о том, что осталось на режиме КПСС несмываемым пятном. У этого грязного пятна есть несколько составляющих — нарушение прав двухмиллионного народа на изучение своего языка, принудительная ассимиляция и расовые нормы при приеме в университет. Это стоит сравнивать с нарушением прав курдов в Турции (где нет государственных школ на курдском языке и имеются проблемы с открытием неофициальных школ).

Если бы все эти полезные евреи ограничились критикой сионизма, не было бы никакой беды. Но нет, они сознательно лгали о том, что стало одной из самых постыдных тайн СССР.
.
*Полезный еврей — термин, обычно обозначающий еврея, поддерживающего официальную политику государства, часто направленную против других евреев.

Оцените статью
Добавить комментарий