О проблемах системы контроля российского воздушного пространства

Мнения

Одной из главных проблем нынешней российской армии является отсутствие надежного контроля воздушного пространства над территорией России, особенно на малых высотах. Поэтому возникают серьезные трудности в обнаружении и поражении маловысотных целей типа крылатых ракет и беспилотных дронов.

Сплошное радиолокационное поле над всей территории России отсутствует. Судя по сообщениям СМИ, в последние годы удалось его создать только лишь вокруг границ нашей страны. Поэтому в настоящее время ПВО страны построена по очаговому принципу, обеспечивая прикрытие лишь некоторых наиболее важных объектов вооруженных сил, административно-политического руководства, промышленности и инфраструктуры.

В ПВО страны зияют огромные дыры и многие города России не защищены от ударов с воздуха.

Как известно, из-за кривизны земной поверхности дальность обнаружения радарами воздушных целей зависит от высоты из полета. Так на высоте полета крылатой ракеты 50 метров ее можно обнаружить на дальности всего лишь 20-25 км. Т.е при наличии огромных дыр в в системе нашей ПВО полет крылатых ракет вероятного противника может быть запрограммирован так, чтобы обходить наши комплексы ПВО, не входя в зону их поражения.

Но в Сирии ситуация еще хуже. В ходе гражданской войны большинство наземных позиций сирийской ПВО были уничтожены, а российские средства ПВО прикрывают лишь наши базы в Хмеймиме и Тартусе. 
Отсутствие радиолокационного контроля воздушного пространства Сирии приводит к тяжелым последствиям.

Все помнят трагедию, произошедшую 24 ноября 2015 года, когда турецкий истребитель сбил наш бомбардировщик Су-24. В результате погиб командир экипажа подполковник Олег Пешков, а в ходе спасательной операции по поиску членов экипажа сбитого Су-24 был убит морской пехотинец Александр Позынич. 
Основная причина этого – отсутствие радиолокационного контроля воздушного пространства по маршруту полета Су-24, в результате чего экипаж Су-24 не был предупрежден о том, что на него выходит в атаку истребитель, не отвечающий на запрос «свой-чужой». И турецкий самолет безнаказанно расстрелял наш бомбардировщик.

3 февраля 2018 года боевики сбили из переносного зенитного комплекса наш штурмовик Су-25, пилот которого Роман Филипов катапультировался. Поскольку контроль воздушного пространства по маршруту полета штурмовика отсутствовал, то точное место катапультирование летчика было неизвестно и спасательная операция была развернута несвоевременно. Летчик после приземления на парашюте до последнего отстреливался из личного оружия, помощи не дождался и чтобы не попасть в плен взорвал себя гранатой.

7 апреля 2017 года США нанесли удар крылатыми ракетами «Томагавк» по сирийской авиабазе Шайрат, запустив 59 ракет. Из-за отсутствия контроля воздушного пространства Сирии, невзирая на предупреждение американцами нашего командования о предстоящем нанесении удара за два часа, ни один наземный радиолокатор сирийской и российской ПВО полет 59 ракет «Томагавк» по маршруту не зафиксировал и противодействие налету оказано не было.

 

Единственной реакцией нашего Генштаба была информация, что якобы 36 «Томагавков» из 59 запущенных до цели не долетели. Но ни одного фото или видео с обломками сбитых или упавших по техническим причинам «Томагавков» ни сирийский, ни российский генштаб не предъявили. А спутниковые снимки подтвердили, что большинство американских крылатых ракет своих целей достигли.

В настоящее время наиболее эффективным средством контроля воздушного пространства является применение самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОиУ). В России это самолеты типа А-50 (А-50У) , в США — Boeing E-3 Sentry, E-2C Hawkeyes и ряд других типов. Кроме того, у союзников США на вооружении имеются два десятка самолетов ДРЛОиУ разных типов.

По открытой информации СМИ на вооружении российской армии находится 19 самолетов А-50 (А-50У), многие из которых выработали свой ресурс или находится в неисправном состоянии.

На вооружении ВВС США находится 64 самолет E-3 различных модификация, а также около 75 самолетов Е-2С Hawkeye-200 в том числе корабельного базирования. К этому следует прибавить два десятка самолетов ДРЛОиУ разных типов.

Столь большое количество самолетов ДРЛОиУ позволяет США осуществлять практически круглосуточный контроль воздушного пространства над всем ближневосточным регионом, а также над акваторией Средиземного моря.

Огромное превосходство США в этом виде вооружений внушает серьезное беспокойство. И к сожалению, в ближайшие десятилетия вряд ли удастся переломить ситуацию к лучшему.

Имеющиеся сейчас на вооружении российских ВКС самолеты ДРЛОиУ типа А-50 устарели и требуют срочной замены. Ведущаяся уже на протяжении многих лет разработка нового самолета ДРЛОиУ типа А-100 пока успехом не увенчалась. Хотя планировалось начать поставки его в ВКС России еще в 2016 году, но судя по всему возникли большие трудности в его создании.

Кроме проблем с 20 тоннами специальной электроники «воздушного радара» еще необходим самолет-носитель этой электроники. А это самолет Ил-76МД-90А с двигателем ПС-90А-76, который является основным самолетом военно-транспортной авиации ВКС России. Но мощности нашей авиапромышленности обеспечивают выпуск максимум пяти самолетов этого типа в год. И в первую очередь они пойдут именно в военно-транспортную авиацию.

Так что ситуация с самолетами дальнего радиолокационного обнаружения и управления в российской армии критическая и выхода из нее не видно. И пора бить во все колокола…

Виктор Имантович Алкснис

Оцените статью