Солеймани в Сирии: наследие смерти и разрушений

Новости

Лишь немногие люди причинили столько человеческих страданий в Сирии, как Касем Солеймани, могущественный иранский военачальник, убитый в пятницу.

Во многих отношениях жизнь Касема Солеймани — чрезвычайно влиятельного иранского оперативника, убитого американским беспилотником Reaper около Багдадского аэропорта 3 января, — отражала жизнь самой Исламской Республики Иран с момента ее создания в 1979 году.

Сделав себе имя в 1982 году, во второй битве при Хорремшехре во время жестокой войны Ирана с Ираком, Солеймани едва избежал смерти после тяжелого ранения, но выжил, чтобы впоследствии руководить бригадами Стражей Исламской революции, развернутыми вдоль границы Ирана с Афганистаном. Его способность к эффективной организации внешних связей была признана в 1998 году, когда Верховный лидер Ирана Али Хаменеи назначил его командующим гвардейскими Силами “Кудс”, ответственными за внешние операции.

Эта работа поставила Солеймани в прямой контакт союзными Ирану группами по всему региону, самой заметной из которых в то время была ливанская милиция «Хезболла». После терактов 11 сентября состоялось несколько тайных встреч между американскими официальными лицами и иранскими дипломатами, подчиненными Солеймани, в ходе которых де-факто обсуждалось сотрудничество против талибов в Афганистане. Опыт общения Солеймани с Афганистаном хорошо подготовил его к этой роли. Хотя, такие прямые каналы между Вашингтоном и Тегераном вскоре иссякнут, Солеймани предстояло впервые попробовать построить сложные отношения между двумя столицами — отношения, касающиеся не только Афганистана, но и Ирака.

После американского вторжения 2003 года в Ирак американо-иранские связи позволили сократить количество нападений на американские войска в районах, где большинство составляют шииты, и создать иракский шиитский политический класс, который был бы одновременно лоялен Тегерану и готов принять американское присутствие в стране; примером тому может служить бывший премьер-министр Ирака Нури аль-Малики.

В контексте этих отношений Иран помогал американской разведке выслеживать лидеров «Аль-Каиды» и «Талибана». Однако это были нестабильные отношения, испорченные американскими санкциями, политическим конфликтом и трудноразрешимыми переговорами по ядерной программе Ирана. Тем не менее, была сохранена некоторая минимальная стабильность, позволившая Ирану расширить свое присутствие в Ираке в обмен на молчание о присутствии США. А затем последовал упорядоченный вывод войск Вашингтона во время президентства Барака Обамы.

Солеймани постоянно действовал в эти годы, выполняя приказы верховного лидера Ирана Али Хаменеи на местах и управляя региональным влиянием Ирана в целом. Со временем Вашингтон позволил этому влиянию выйти за пределы ливанской «Хезболлы», так что Ирак прочно вошел в орбиту Ирана и Солеймани стал одним из самых влиятельных людей на Ближнем Востоке.

Арабская весна: экзистенциальная угроза

В 2011 году Солеймани был повышен в звании до генерал-майора. Не случайно это произошло в разгар Арабской весны, которую иранский режим рассматривал как экзистенциальную битву за сохранение своей региональной мощи. Стратегия, задуманная Тегераном, чтобы противостоять угрозе демократической революции, отводила Сирии центральную роль.

После начала восстания в Сирии весной 2011 года Иран быстро решил встать на сторону Башара Асада и обеспечить стабильность его диктатуры любой ценой. Признаки иранского вмешательства становились все более явными по мере того, как режим Асада приближался к краху в 2012 году, и они стали особенно заметны в первой половине 2013 года, когда Хезболла вела бои, имевшие критическое значение, в горном массиве Каламун и в юго-западной провинции Хомс.

Не случайно 2013 год стал свидетелем ряда серьезных трансформаций в стратегии режима Асада по подавлению революции. Военные операции были расширены, и удушающие осады использовались для того, чтобы буквально уморить голодом жителей районов, где военные прорывы оказались трудными — не просто в качестве наказания, как в 2011 и 2012 годах, а скорее как часть продуманной стратегии постоянного изменения особенностей различных районов Сирии. Эти ”голодные или сдающиеся» осады, как их называли по-арабски (al-joo’ aw al-rukoo’), сопровождались непрекращающимися бомбардировками как с земли, так и с воздуха. Зимой 2013- 2014 годов в пригородах Дамаска Гута и Ярмук люди погибали от недоедания, а в целом осажденные районы были охвачены голодом. Эти события были тесно связаны с растущим влиянием Ирана на всю страну.

В то же время, будучи человеком Ирана в Сирии, Солеймани также отвечал за перестройку сил, воюющих от имени Асада. Под руководством Солеймани были созданы и обучены новые сектантские ополчения параллельно с армией режима, которая считалась непригодной для выполнения задачи подавления восстания. Наряду с «Хезболлой» эти ополченцы станут основными наземными силами Ирана в борьбе с противниками Асада.

 

Параллельно с созданием этих так называемых “Сил национальной обороны «, а также других формирований с явно сектантской идентичностью, таких как Бригады Абу аль-Фадля аль-Аббаса, Солеймани также закупал иракских ополченцев для борьбы в Сирии. Со временем в бой вступили наемники из таких далеких государств, как Афганистан и Пакистан, причем некоторые из них были детьми в возрасте до 14 лет.

«Пошлите Кассема Солеймани”


К 2015 году Солеймани, возможно, и спас режим Асада от краха, но он еще не изменил баланс сил решительно в пользу Дамаска. Большие участки сирийской территории оставались в руках оппозиционных фракций или же под контролем Исламского государства или подобных ему джихадистов. Решение находилось в руках союзника Асада и Ирана. Это был Владимир Путин, который уже сыграл ключевую роль в дипломатическом прикрытии Дамаска в Совете Безопасности ООН, блокируя любые резолюции, которые могли бы привести к значимым действиям международного сообщества против режима.

Соответственно, Солеймани лично прилетел в Москву в июле 2015 года, чтобы “положить карту Сирии на стол” перед своими российскими друзьями и объяснить, как благодаря их воздушной мощи выиграть войну. Путина он убедил, по словам чиновников, которых цитирует Reuters. “Хорошо, мы вмешаемся, — сказал он. — Отправить Касема Сулеймани.”

Это был еще один триумф командующего Силами Кудс. Российские самолеты начали бомбардировочную кампанию, нанося разрушения в Восточном Алеппо, Гуте и везде, где падали их тени, решительно раскачивая военный маятник в пользу режима, особенно после падения удерживаемого оппозицией Алеппо в конце 2016 года.

Военные преступления и селфи

В редком интервью иранскому государственному телевидению всего за несколько недель до своей смерти Солеймани рассказал о войне 2006 года между Израилем и ливанской «Хезболлой», утверждая, что существует израильский заговор с целью насильственного вытеснения шиитского населения Южного Ливана, с целью изменения демографии страны, чтобы устранить угрозу, исходящую от шиитской «Хезболлы» Израилю. По его собственным словам, Солеймани был ключевым игроком в войне 2006 года, в конечном счете сорвав этот израильский заговор, целью которого было вытеснения шиитов с юга.

Ровно через десять лет после этой войны в социальных сетях, связанных с иранскими ополченцами в Сирии, появились фотографии Солеймани, прогуливающегося по улицам восточного Алеппо после его кровавой повторной оккупации режимом; фотографии, подтверждающие, что тот же самый Солеймани был ответственен за насильственное перемещение населения Алеппо и за изменение демографии города, чтобы сохранить власть Ирана в Сирии и в более обширном регионе.

Фотографии были отнюдь не первыми, демонстрирующими Солеймани в Сирии. С 2015 года его видели на различных фронтах в южной провинции Алеппо, где поддерживаемые Ираном иностранные боевики продолжают пользоваться значительным влиянием и по сей день.

В другом случае он появился в северной провинции Латакия в 2015 году, а также в северной провинции Хама в 2017 году. По сообщениям СМИ, он непосредственно наблюдал за многочисленными боями на юге Сирии; это предположение было подтверждено в видеоклипе, опубликованном про-режимным телеканалом Al Mayadeen TV после его смерти. Его также неоднократно видели в восточной провинции Дейр-эз-Зор после наступления режима в этом районе, который Иран считал жизненно важным для своих более широких региональных амбиций, учитывая его близость к иракской границе. Именно здесь Солеймани в последний раз позировал видеокамерам: в июле 2019 года он посетил город Аль-Букамаль, где, по сообщениям, он готовился к потенциальной конфронтации с США. Его экскурсии по Сирии, не запечатленные на камеру, были бесчисленны.

В течение многих лет на протяжении всего этого заключительного периода своей жизни Солеймани управлял сложными отношениями между ополченцами, полностью лояльными иранскому режиму, с одной стороны, и слабым правительством, также зависящим от Тегерана, с другой стороны. Действительно, управление такими отношениями между могущественными ополченцами и слабыми правительствами было сутью стратегии Солеймани по всему региону. Что же касается гражданских лиц, убитых огнем его войск, или умерших от голода от рук его союзников, или изгнанных из своих домов без всякой надежды на возвращение, то они были лишь побочным ущербом в процессе реализации иранских планов в отношении Сирии и всего Ближнего Востока.

Смерть Солеймани, конечно, не положит конец этим планам или иранскому влиянию в Сирии, хотя она может предвещать начало конца. Точно так же, хотя его гибель не является достаточным возмездием — и не обеспечивает его жертвам — она, тем не менее, дала небольшую передышку, даже радость, оставшимся в живых после адского огня, смерти и опустошения, одним из главных архитектором которых был Солеймани.

Читайте также: Иранский карикатурист Мана Наэстани нарисовал карикатуру на убийство Сулеймани

Оцените статью
Добавить комментарий