Тащить советский труп легче, чем создать новую Россию

Мнения

Почему Россия, добиваясь исторической правды, так похожа на пенсионера, который, конечно, во всем прав, но этим только раздражает.

В нынешних культурных войнах вокруг истории двадцатого века Россия похожа на пенсионера, который ходит по соседним квартирам и орет, что у него заслуги, что он награжден и будет жаловаться, чтобы прекратили плясать, музыку врубать на полную по ночам, пить и курить на лестнице, ну и девушек раздевать там же.

Прав ли пенсионер, если смотреть на проблему формально? Несомненно.

Курить надо в форточку, громкую музыку слушать днем, девушек раздевать за закрытой дверью etc.

Но есть что-то очень грустное в том, что у всех этих хулиганов и безобразников происходит своя собственная, молодая и веселая жизнь, здесь и сейчас, — а у пенсионера ее уже нет, у него одни воспоминания — и раздражение в адрес жизни чужой, пусть и дурковатой, неправильной, шумной.

Вот так и у нас.

Разумеется, большевизм был мировым явлением вроде нынешнего исламского терроризма, а вовсе не порождением русского государства. Разумеется, голод начала тридцатых был следствием полного равнодушия Советской власти к любым крестьянским жизням — а вовсе не чьим-то конкретным — на фоне стройки заводов, неурожаев и великой депрессии. Разумеется, войну конца тридцатых провоцировали, участвовали в ее захватах или потворствовали ее пожару многие, а вовсе не только Москва. Разумеется, Красная Армия в конце войны встречалась в качестве освободителя, а не завоевателя, ну а дальнейшая судьба освобожденных народов была вовсе не такой горькой и не такой пассивно-жертвенной, как они теперь пытаются рассказывать, во всяком случае, уж точно получше русской судьбы.

Но на все это есть только одно неубиваемое возражение.

Да, это так, но почему вы при этом такие обиженные, истеричные и суетливые?

Не потому ли, что у фальсификаторов и ревизионистов прошлого — есть и настоящее, и будущее, у них имеется ясное понимание того, кто они такие, и как и зачем они живут и собираются жить, — а вот у сторонников исторической правды есть только прошлое, есть только старый советский брэнд, уже истрепавшийся и прохудившийся до невозможности, и они все машут и машут им, и бесконечно тыкают им в чужие лица, и бегают по соседним квартирам, и ругаются, и плюются, и учат жить всех вокруг, поскольку — увы — уже не живут сами.

Все бывшие республики мертвой империи, вся Восточная Европа, буквально все насельники соцлагеря — и неважно, хорошие они или плохие, — за прошедшие тридцать лет построили себе национальные дома и создали национальную историю.

4 декабря 1991г. республики СССР подписали Договор о правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР, в котором СССР объявляется государством-предшественником, а все союзные республики, включая РСФСР — государствами-правопреемниками. Многие международные договоры РФ и федеральный законы РФ содержат ссылку на то, что РФ является либо преемником СССР либо продолжателем. В частности ФЗ РФ «О международных договорах».

И только Российская Федерация категорически отказалась от национального будущего, она объявила себя продолжением Советского Союза — и только, и вот она тянет и тянет за собой этот труп вечным плакальщиком по нему — вместо того, чтобы органично соединить то немногое, что было хорошего в советском прошлом — со своим русским будущим, но нет, русское будущее невозможно, оно отменяется, потому что это фашизм и нельзя, есть только советский труп и наша вечная ответственность за его разложение, и мы будем тянуть его, и возить его, и подпихивать его каждому соседу, целуй, сволочь, целуй, чего морду воротишь.

Если б я был султан — что бы я поменял в Конституции?

Не вдаваясь в долгие споры относительно самой формы правления и политических институтов — это отдельный вопрос — я бы внес три простые поправки.

Во-первых, я бы назвал страну Россия. Просто Россия.

Потому что аббревиатура «РФ» заставляет вспоминать цитату из Врунгеля — как вы корабль назовете, так он у вас и поплывет. Вот он и плывет как «РФ».

Во-вторых, я бы вписал туда, что создателями нашей страны являются русский и союзные ему народы.

Русский и союзные ему, — а не фантомный «многонациональный российский народ», которого нет, и который — всего лишь бессмысленная официозная копия советского народа.

Можно было бы и иначе, можно сказать, что русский народ — государствообразующий, но это мое «и союзные ему» — немного более либерально и компромиссно, чтобы не рассказывали про «фашизм».

Ну и наконец, я бы предложил внести следующую новацию: Россия — это родина русских всего мира, и каждый русский, который хочет вернуться в Россию, автоматически имеет право на предоставление ему гражданства — хоть бы и прямо в аэропорту, — а равно и на жилье, образование, право быть избранным, и даже на особые государственные похороны для русских, умерших в эмиграции, которых возвращают домой их потомки или государство.

Дмитрий Ольшанский Журналист 

То мы их покормим, то они у нас поедят

А зачем вся эта интеграционная суета бывшим советским республикам – понятно. Им выживать как-то нужно. Непонятно, зачем она нам.

Ну, скупит Россия белорусские НПЗ, украинский транзитный газопровод и молдавскую землю. И что? Никаких гарантий, что Минск, Киев и Кишинёв не запустят однажды программу национализации. Для Украины менять правила игры вообще как дышать.

Приватбанк денацио­нализируют, а «Криворожсталь» («АрселорМиттал») – наоборот. Одновременно. Прикрываясь интересами государства. А точнее – в интересах одного человека, Игоря Коломойского. А мы ещё удивляемся, отчего это глава МИД Германии Хайко Маас приветствует «стремление России поддержать экономику бывших советских республик» – так вся эта буйная «экономическая интеграция» видится из Берлина. Хорошо бы ещё и Донбасс на буксир взять, ведь украинская экономика в одиночку не потянет восстановления региона. Логика поражает: отдайте Донбасс Украине, но, поскольку лишних денег у Киева нет, поднимать его из разрухи, сами понимаете, больше некому… Ощущение такое, что Запад намеренно навьючивает на нас тяжкий груз.

Вот и поди разберись, в чём он, наш интерес. Разве что амбиции имперские потешить – в пику Западу? А кто-то задумался, как воспримут такую, с позволения сказать, «интеграцию» в России? Очевидно же, что если мы начнём с кем-то делиться, то станем беднее. И граждане это быстро почувствуют. Можно было бы разменять экономические плюшки на геополитические: мы им – ресурсы, а они нам – военные базы на своей территории, внешнеполитическое партнёрство или русский язык – второй государственный. Так об этом же вроде бы и речь не идёт? То мы их покормим, то они у нас поедят – нормально?! Вот и думай: не подорвёт ли такая «интеграция» внутрироссийский консенсус? Поднимут головы националисты – с какой стати мы кормим нахлебников? Как 30 лет назад, накануне развала Союза. Но тогда в стране была цементирующая основа – коммунистическая идеология. Были КПСС и КГБ. А сейчас – вы уверены, что страна потянет такую вот «интеграцию» и не развалится от натуги?

Никто не спорит, что Россия – империя. По духу. По своей природе. Была и есть. Но очевидно же, что новый союз можно построить только на крепком экономическом фундаменте. А у нас его нет, мы ещё только восстанавливаем силы. Вы, конечно, можете возразить. Построили же в 30-х годах большую страну, победив разруху и бедность 20-х. Навалившись всем миром. Но признайтесь себе: а вы сами-то готовы поучаствовать в новой индустриализации? Примерить на себя робу стахановца? Работая без выходных за копейки, ещё и с перспективой загреметь за разговорчики в общем строю? Или всё-таки комфорт­нее, как сейчас, – с необременительными кредитами, полными холодильниками и прочими благами непотогонной экономики?

Оцените статью
Добавить комментарий