В учебники по истории России хотят ввести понятие «пионер-герой». С таким предложением в начале года выступила председательница Молодежного парламента при Госдуме Мария Воропаева.

Как говорится в обращении на имя министра просвещения Ольги Васильевой, известные старшему поколению имена юных героев Великой Отечественной войны знают только 5-7% современных учащихся. По мнению авторов инициативы, это связано с тем, что в историко-культурном стандарте, посвященном СССР, нет понятия «пионер-герой».

«Это знания, которые необходимы для формирования идентичности и патриотизма, популяризации невыдуманных героев среди молодежи», — отметили авторы».

Первое

Перед гражданским населением во время войн, и в первую очередь перед жителями оккупированных территорий, стояла единственная задача – выжить. Любая власть, если она не состоит из маньяков и садистов, обязана призывать своих граждан, оказавшихся в руках врага, соблюдать спокойствие и ждать освобождения, не провоцируя оккупантов на дополнительные жестокости.

И ничего другого от них ни один политический режим не имеет права требовать или ожидать. Но советский режим требовал от тех, кто оказался во вражеском тылу, непременной героической смерти.

Второе

Те дети и подростки, которые воевали, рискуя жизнью – настоящие герои, тут нет места спорам. Да, мальчишки (и некоторые девчонки) всегда рвались в бой, сбегали на войну. Но дело взрослых людей – не пускать детей в бой, отговаривать их, а наиболее упрямых насильно отправлять подальше от мест боёв.

Конечно, немцы, ведя неконвенциональную, изуверскую войну, провоцировали и взрослых, и детей на сопротивление. Но те взрослые, военные и партийные деятели, которые посылали в разведку или в бой несовершеннолетних – преступники, пользовавшиеся патриотизмом и доверчивостью малолетних храбрецов. Если обратиться к теме детей-героев, первым делам необходимо осудить – и морально, и юридически – тех, кто посылал их в бой.

Третье

Дети, как и взрослые, шли воевать не за советскую власть и не за Сталина. Не за бред марксизма-ленинизма, не за колхозное рабство и заводское крепостничество. Они воевали и умирали, мстя оккупантам за сожжённые города и сёла, за погибших родных, друзей и соседей, за страдания и унижения тех, кто оставался в живых. То есть, слово «пионеры» ни при чём. Оно не имеет к подвигам детей никакого отношения. Это такая же издевательская ложь, как и знаменитые письма красноармейцев перед боем: «Прошу считать меня коммунистом» (если кто-то такое и писал, то это были единичные случаи, и такие письма могли быть написаны только под давлением политруков, хотя никто из ветеранов никогда и нигде ничего подобного не подтверждал).

Поэтому в отношении детей – участников и героев войны, возможен только один термин: «дети-герои». Все остальные будут возвращением к советскому культу смерти во имя безумных идей и преступной партии.