Протесты в Ираке продолжаются. Есть ли политическое решение на горизонте

В то время как иракское правительство испытывает давление со стороны протестов, политические лидеры движутся к формированию Национального фронта для урегулирования иракского кризиса.

Нынешняя ситуация в Ираке стала напоминать запутанный клубок пряжи, с новыми осложнениями и сложностями, возникающими ежедневно.

В то время как протестующие поджигают всю политическую сцену, политические партии не могут снять напряженность и отправить этих протестующих домой. Между тем напряженность в отношениях между Ираном и Соединенными Штатами усиливается.

Динамика конфликта

Ирак превратился в поле битвы между Ираном и Соединенными Штатами, однако внутренние игроки пытаются вытащить Ирак из воронки напряженности между странами.

Основными внутренними силами являются курды, сунниты, проиранские шииты, независимые шииты, протестующие и религиозная власть Наджафа, которая ведет игру на национальном уровне, а не только среди шиитов.

Все вышеперечисленные силы — за исключением проиранских шиитов — хотят сохранить баланс сил между США и Ираном и постепенно сформировать единую национальную позицию.

Эта картина яснее, чем когда-либо.

У Ирана остался только один союзник в Ираке: шиитские ополчения, которые он создал. Ни одна другая группа не хочет иранского господства в Ираке. В то же время никто не хочет, чтобы Соединенные Штаты перенесли свою войну против Ирана на иракскую территорию.

Поддерживаемые Ираном ополченцы предупредили президента Ирака Бархама Салиха о том, что ему не следует встречаться с Дональдом Трампом, однако Салих присутствовал на встрече с ним в Давосе 22 января. Обсуждение стратегических отношений между Ираком и США — явный признак того, что Салих хочет, чтобы американские войска оставались в стране.

“У нас много общих интересов: борьба с экстремизмом; стабильность у наших соседей … суверенный Ирак, который так же стабилен, дружба с соседями и дружба с Соединенными Штатами”, — сказал Салих.

Трамп ответил: «Мы говорим о многих разных вещах… им нравится то, что мы делаем, и нам это нравится, и у нас были очень хорошие отношения.”

Администрация США попыталась деэскалировать ситуацию с иранцами в Ираке сразу после убийства Касема Солеймани, чтобы предотвратить превращение Ирака в поле битвы. В Давосе Трамп направил позитивный сигнал в этом отношении: “Мы сократили численность до 5000 [военнослужащих], поэтому мы сократили ее до очень низкого уровня — исторически низкого — и посмотрим, что произойдет”, — сказал он, указывая, что не хочет увеличивать американскую группировку войск в Ираке и что могут быть приняты различные меры, чтобы успокоить ситуацию с Ираном.

Выступление Салиха в Давосе было прекрасно подготовлено. Он шел по тонкой линии в поддержании баланса между Ираном и Соединенными Штатами с одной стороны и различными иракскими силами с другой.

“Мы стремимся к хорошим отношениям со всеми сторонами, и наш интерес состоит не в том, чтобы быть втянутыми в конфликты, которые не являются нашими собственными, — сказал он. — Ни одна страна не должна указывать нам, с кем мы можем развивать связи, так как не в наших интересах выбирать одного союзника за счет другого.”

Перед встречей Салиха с Трампом Абу Али аль-Аскари, высокопоставленный сотрудник Службы безопасности про-иранской шиитской милиции Катаиб Хезболла, написал в Твиттере: «Мы подчеркиваем необходимость того, чтобы Бархам Салих не встречался с Трампом и его злобной толпой. Если он встретится с ними, то иракцы выступят против него. Он добавил: “Мы скажем ему, что Вам тут не рады, и общественность выгонит его из страны.”

Другие деятели иракского про-иранского лагеря, такие как Хасан Салем, видный член парламента от Блока Асаиб аль-Хак Садикун, и Мухаммед аль-Габбан, бывший министр внутренних дел от организации Бадр, предприняли решительные действия против президента. Вскоре после встречи старший советник Салиха Ахмед аль-Ясири, близкий к зонтичной организации шиитских ополчений СНМ (Силы народной мобилизации), подал в отставку в знак протеста против встречи Салиха с Трампом.

 

Однако Салих получил поддержку от других иракцев. Курды едины в поддержке политики стратегических отношений Салиха с Соединенными Штатами. Фактически президент Иракского Курдистана Нечирван Барзани сопровождал Салиха в Давос и даже встречался там с самим Трампом.

Барзани, кроме того, выразил поддержку требованиям иракских протестующих, заявив, что после протестов Ирак не может быть таким же, как раньше. «Очень важно, чтобы иракские политики это поняли, — сказал он. — Иракцы не согласятся на возвращение к ситуации до 1 октября. Они заслуживают лучшей жизни, и они передали свое послание иракским официальным лицам в ходе протестов.»

Он заявил, что поддерживает единство Ирака и подчеркивает необходимость присутствия американских войск в Ираке для борьбы с терроризмом. «Мы считаем, что эта цель [предотвращения терроризма] не будет достигнута без поддержки международного сообщества, особенно США, — сказал он. — Поэтому американские войска должны остаться.»

Сунниты и национальные шиитские партии также поддержали Салиха

Пятничная проповедь 24 января представителя высшего шиитского духовенства аятоллы Али Систани соответствовала позиции Салиха в Давосе. Систани призвал уважать суверенитет Ирака, проводить реформы в соответствии с требованиями протестующих и ускорить процесс формирования нового правительства, чтобы вывести Ирак из нынешнего кризиса.

Бывший вице-президент Усама аль-Нуджайфи, видный суннитский лидер, высоко оценил позицию Салиха в Давосе. “Мы высоко ценим мужество президента Бархама Салиха, который, выполняя свои конституционные обязанности, принял решение отстаивать интересы народа, не колеблясь и не подвергаясь давлению”, — сказал он.

Движение мудрости Аммара аль-Хакима высоко оценило позицию Салиха в Давосе. «Усилия Президента Республики по налаживанию конструктивного международного диалога, способного привести к выполнению законных требований нашего народа о суверенитете, политической независимости и процветании страны, уважаются и поддерживаются всеми.”

Муктада ас-Садр, призывавший к протестам против военного присутствия США в Ираке, также поддержал позицию Салиха в Давосе. «Президент Республики Бархам Салих является защитником суверенитета и защитником революционеров», — написал он в своем твиттере. Его двоюродный брат Джафар ас-Садр, посол Ирака в Лондоне и сын аятоллы Мухаммеда Бакира ас-Садра, написал в своем твиттере: “Его Превосходительство Президент — стена нации и защитник реформ.”

Садр обратился к антиамериканским протестующим с заявлением 24 январе, призывая СНМ интегрироваться в иракскую армию и полицию и подчиняться премьер-министру Ирака как командующему вооруженными силами. Он призвал ООН и ЕС осуществлять надзор за выполнением соглашения, которое гарантировало бы суверенитет Ирака и не позволяло бы иностранным государствам вмешиваться в политические, экономические и военные дела Ирака.

Шквал заявлений и речей показывает живой и динамичный характер политических движений Ирака, указывая на то, что постепенно формируется национальный фронт курдов, суннитов и националистических шиитов, где все выступают под знаменем освобождения Ирака от иностранного господства.

К решению проблемы

В последние несколько месяцев ситуация в Ираке выглядела запутанной, достигнув своего пика в связи с прямым конфликтом между Соединенными Штатами и Ираном. Однако иногда решение возникает именно тогда, когда кризис достигает своего пика.

Теперь у нас есть протестующие на местах, с требованиями, которые должны быть выполнены, иначе кризис будет продолжаться. И конфликт между Соединенными Штатами и Ираном продолжается, причем Ирак пострадает первым в случае его обострения. Более того, внутренняя политическая сцена разделена между про-иранским и националистическим лагерями. Как Ирак может встать на правильный путь?

После длительного периода нестабильности, похоже, все стороны готовы к компромиссу и поиску решения, основанного на сфере общих интересов сторон.

​Не хватает только смелого и мудрого лидера, который мог бы создать такую зону общих интересов и убедить все стороны собраться за одним столом. Для достижения этой цели такой лидер должен быть принят политическими партиями и протестующими, иметь хорошие отношения как с американцами, так и с иранцами и пользоваться уважением религиозных властей в Наджафе. Это трудная, но возможная миссия, в которой лидер должен использовать имеющиеся возможности и избегать угроз.

Кандидаты, выдвинутые до сих пор блоком Фатх (на пост премьер-министра Ирака — прим.) — крупнейшим парламентским блоком, — не отвечают этим требованиям. Эти кандидаты были в основном связаны с Ираном и его союзниками в Ираке, и поэтому столкнулись с возражениями со стороны протестующих и других политических партий. Вот почему Салих воспротивился тому, чтобы кандидатуры ФАТХа стали официальными. Салих хотел действовать в качестве точки равновесия между всеми сторонами и гарантировать, что любой кандидат не будет увеличивать напряженность и вместо этого будет иметь потенциал для стабилизации Ирака.

Следующий премьер-министр должен иметь хорошие отношения с Соединенными Штатами, Ираном и региональными державами — включая Саудовскую Аравию и Турцию — и не быть вовлеченным ни в какие региональные политические программы. Кандидат должен быть не кем-то, кого отвергают протестующие, а приемлемым политиком для курдских, суннитских и национальных шиитских партий.

Хотя кажется трудным найти такое имя, на самом деле есть несколько человек, которые очень близки к требуемым критериям.

В ближайшие дни может начаться процесс урегулирования иракского кризиса. Однако, успех зависит от того, как будут действовать внутренние и внешние субъекты в Ираке и в какой степени они будут сотрудничать в деле выхода из кризиса.

Перевод Михаил Шрайбман

Оцените статью
Добавить комментарий