Чем отличается движение «Талибан» от «ИГИЛ»

Истории
Движение «Талибан»* и «Игил»* (запрещенные в РФ террористические организации) Между движением «Талибан» и «Исламским государством» есть идеологические совпадения, но есть и довольно много факторов, которые сдерживают возможность партнерства и, тем более, тесного альянса

Отношения между двумя экстремистскими исламистскими группировками, движением «Талибан» и «Исламским государством» (ИГ) сохраняются напряженными.

Как считают многие эксперты, ИГ воспринимается молодой частью талибов, как наиболее предпочтительная сила. Оно привлекательно в глазах этой молодежи, у которой нет чувства родины, которые чувствуют себя «исламскими космополитами» и воюют за халифат везде, где надо воевать.

Эксперты указывают, что скорее, возможен вариант перехода части талибов «под знамена» ИГ, чем слияние этих движений. Движение «Талибан» и даже «Аль-Каиду», «Исламское государство» рассматривает как консервативную и несколько устаревшую модель. Себя они выдвигают в качестве новой идеологии, которая носит более наступательный, агрессивный и передовой характер.

Между движением «Талибан» и «Исламским государством» есть идеологические совпадения, но есть и довольно много факторов, которые сдерживают возможность партнерства и, тем более, тесного альянса:

  • Во-первых, афганский «Талибан», прежде всего, нацелен на свержение афганского правительства. «Талибан» — это жесткая экстремистская организация, но она демонстрирует заинтересованность в работе в рамках существующей политической системы. Это становится очевидным из высказываний лидеров талибов на переговорах об окончании войны. ИГ нацелено на создание исламского халифата, и их цель совершенно отличается от той, что ставят перед собой талибы, она гораздо более амбициозная и экстремистская. Это создание нового халифата на Востоке, на территории Большого Хорасана, в который входят территории Ирана, Афганистана, Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана.
  • Во-вторых, афганский «Талибан» очень близок с «Аль-Каидой», которая как раз откололась от ИГ, и маловероятно, что талибы захотят объединяться с ИГ.
  • В-третьих, религиозные различия состоят в том, что пуштуны являются представителями консервативного ответвления ханафизма (равно как и большинство граждан Афганистана). Это одна из суннитских ветвей, которая признает другие версии ислама, например, шиизм и суфизм. Следовательно, вопрос о чистоте веры не стоит перед талибами. А вот ИГ – это ваххабиты, которые нетерпимо относятся к любым другим религиозным течениям, считая их неверными и раскольниками. Соответственно даже вопрос о шариатском правлении трактуется этими двумя группировками по-разному.
  • В-четвертых, у ИГ больше денег и, соответственно, исламским боевикам там платят больше, чем талибам.
    По мнению экспертов, сегодня «Талибан» не является единой военно-политической организацией. На данный момент есть три ответвления талибского движения — одно активно сотрудничает с Катаром, другое – с Пакистаном, а третье — само по себе. На сегодня организация достаточно сильно расколота, поэтому не исключено дезертирство части бойцов и их перемещение в ряды ИГ. Лидеры «Талибана» тоже по-разному оценивают положение, в частности, новое руководство уже не может договориться о единой позиции, поэтому официальную политику талибов в отношении ИГ некому даже сформировать.

В 2014 году «Талибан» предлагал ИГ заключить соглашение и вместе воевать за исламский халифат, но это ни к чему-то привело. С тех пор не было заключено никакого соглашения между этими группировками, хотя ИГ проявляло некоторую активность, как в Пакистане, так и в Афганистане. Талибы запретили своим сторонникам вступать в какие-либо контакты с вербовщиками ИГ. На сегодня более вероятен вариант замены «Талибана» на ИГ, так как первый уже потерял привлекательность среди своей социальной базы. В то же время талибы более привычны и уже понятны мировому сообществу, поэтому они скорее получат поддержку сверхдержав, нежели ИГ.

Впервые присутствие ИГ в Афганистане было зафиксировано в начале 2015 года, когда группировка основала так называемое «Исламское государство провинции Хорасан», в состав которого они включают Афганистан и части территории Пакистана и Ирана.

Все это время остается опасность того, что ИГ захочет взять территорию Афганистана под свой контроль, так как об этом уже было официально объявлено. В частности, пропагандистские листовки ИГ появились в районе афгано-пакистанской границы ещё два года назад. Было даже создано представительство «Исламского государства» в Афганистане, куда были переправлены сотни боевиков для активной работы с населением. Тем не менее, талибы не поспешили присягнуть на верность халифу Аль-Багдади, что уже свидетельствует о непризнании исламского халифата пуштунами.

Соответственно, слияние этих двух группировок скорее невозможно, так как затрагиваются властные претензии обеих сторон, зато массовый отток людей из движения «Талибана» в ИГ как раз вполне возможен. Именно на это и направлена пропаганда исламистов. ИГ относится к талибам как к устаревшему движению, которое пропагандирует консервативный ислам. А тот факт, что лидеры пуштунской группировки не присягнули на верность Аль-Багдади, сделал их религиозными преступниками в лице ИГ. В итоге в начале 2015 года была официально объявлена война между этими группировками.

ООН в своем отчете объявила, что 70 командующих ИГ в Сирии и Ираке прибыли в Афганистан, чтобы возродить афганскую организацию этого государства. Террористическая группировка «Исламского государства» активно действует в 25 провинциях Афганистана. Однако, афганское правительство указывает, что ИГ активно действует только в двух провинциях страны. Как считают аналитики, власти Афганистана пока ещё не сформировали адекватного ответа на экстремистскую угрозу. Борьба с «Талибаном» идет уже очень давно, а вот ИГ пока ещё не замечают, что и составляют огромную опасность.

Общая численность боевиков «Талибана» составляет порядка 50-60 тысяч человек. В свою очередь, численность группировки «Исламского государства» по разным данным составляет от 5 до 12 тысяч человек. Поэтому талибы на данный момент являются единственной реальной военной силой в Афганистане, у которой получается эффективно бороться с ИГ. Ярким примером столкновений между талибами и боевиками ИГ являются столкновения в провинциях Фарах, Нимруз, Гельменд, Заболь и Нангархар.

Таким образом, в ближнесрочной перспективе вооруженные столкновения между группировками движения «Талибан» и «Исламского государства» продолжатся. Если с талибами еще можно договариваться, то с игиловцами мирный диалог едва ли будет возможен. Наибольшую опасность будет представлять распространение радикальной идеологии, особенно среди молодежи.

Тем не менее, война между талибами и игиловцами станет дестабилизирующим фактором для всего региона. ИГ будет стремиться закрепиться в Афганистане с перспективой превратить страну в плацдарм для экспорта управляемого хаоса, как минимум, в страны Центральной Азии и СУАР КНР. Проблема международного сотрудничества в борьбе против «Исламского государства» станет приобретать особое значение.

Идеология Талибана

Официальным вероубеждением талибов является ашаризм; любой, кто противоречит этой идеологии, по мнению боевиков — заблудший и подлежит гонению. На подконтрольных территориях Талибан вводит нормы шариата, выполнение которых строго контролируется.

История движения «Талибан». Что такое современная Лойя-джирга

Афганская война глазами учителя: «Если он не может нас отбить, то он обязан нас застрелить»

Кто воюет в Афганистане

Оцените статью