Top.Mail.Ru

Помог ближнему — погубил Вселенную

Культура

Я решил Великим Постом каждый день анализировать по одной книге о Христе — из новых. Посмотрел на сайте Библитеки Бытия (Library Genesis), не появилось ли в 2020 году книги, в названии которой упоминается имя Спасителя. Уже появилась!

Майкл Старкс выпустил сборник статей и рецензий 2006-2019 годов сперва на английском, а в 2020 году на испанском, и испанский вариант стал первой книгой, в заглавии которой упоминается Христос.

При этом в английском издании Иисус не упоминается: «Suicidal Utopian Delusions in the 21st Century — Philosophy, Human Nature and the Collapse of Civilization. Articles and Reviews 2006-2019».

То есть:

«Самоубийственные утопические заблуждения 21 века. Философия, человеческая природа и гибель цивилизации».

А на испанском: «Альтруизм, Иисус и конец мира».

Видимо, предполагается, что потенциальные читатели на испанском менее секулярны, их больше интересует Христос, чем утопии. Впрочем, Спаркс большинство статей пишет именно на испанском.

В 2019 году Старкс выпустил ещё один сборник своих статей:

«‘Talking Monkeys—Philosophy, Psychology, Science, Religion and Politics on a Doomed Planet—Articles and Reviews 2006-2019 3rd ed (2019)». «Говорящие обезьяны. Философия, психология, наука, религия и политика на обречённой планете».

Судя по всему, Старкс не профессиональный биолог, во всяком случае, он не имеет доступа к университетским библиотекам. У него несколько сотен статей на «Академия.эду», но это рецензии. В общем, самсебяиздат, дилетант, но часто у дилетанта на языке то, что у недилетанта в голове.

Главный пафос его статей — антирелигиозный. Именно религию Старкс считает главной причиной главного греха: альтруизма. Как Воланд, он хотел бы заткнуть тряпками все щели, куда совершенно неожиданно и коварно проникает милосердие. Только Воланд иронизировал, а Старкс серьёзен. Ультра-гуманист, он пытается втолковать гибнущему человечеству, что любое милосердие опасно.

Милосердие нацелено на личность, но выживание личности несовместимо с выживанием человечества. Необходимо жертвовать единицами ради суммы.

«Альтруистическое» поведение всегдат эгоистично в том смысле, что оно увеличивает выживание генов в альтруисте. Это мне очевидно из повседневного опыта, и любые учёные, которые полагают иначе, просто заблуждаются.

Тем не менее, в омерзительной сегодняшней жизни (в отличие от общества каменного века, в котором мы сформировались) мы иногда видим человека, который отдаёт свою жизнь, чтобы защитить человека, с которым он не связан родством.

Понятно, что те, кто жертвует собой, делают это однократно и, если самопожертвование совершено до того, как субъект реплицировался, склонность к самопожертвованию не будет унаследована».

Следовательно, радуется Спаркс, альтруизм должен исчезать как социальный феномен. Он критикует теорию «баланса Прайса» (Price equation) и инклюзивной адекватности (inclusive fitness) и вообще сторонников теории биологических групп, считающих, что эволюционные механизмы поощряют альтеризм. Спаркс называет таких биологов «группи» — это оскорбительное слово, обозначающее тех, кто занимается групповым сексом.

Спаркс атакует Мартина Новака (р. 1965), преподающего эволюционную теорию в Гарварде, и Эдварда Уилсона (р. 1929), выдающегося мирмиколога, дважды лауреата Пулитцеровской премии. Они, с его точки зрения, предали Дарвина, заигрывания с религией. Уиосон получил премию за книгу «О природе человека», где, исходя из концепции социобиологии, доказывал, что свобода есть иллюзия. Однако, он ещё и объяснял, что альтруизм — взаимопомощь — это позитивная эволюционная стратегия, и вот этого Спаркс вынести не может.

«Христианские добродетели» с точки зрения Спаркса «не могут быть частью «рациональной программы для выживания в ближайшем будущем».

Особенно от него достаётся Джорджу Прайсу (1922-1975), популяционному генетику, который стал христианином, но затем заболел, впал в депрессию и покончил с собой. Теория Прайса предполагала, что альтруизм должен нарастать по мере эволюции. Чтобы это проверить, он стал вести себя альтруистически, приглашая бездомных ночевать у себя в доме. Прайс покончил с собой, но, возможно, причина была в раке горла и в том, что его теория не была принята всерьёз. Слава (и признание) пришли к нему лишь в 1990-е годы. Впрочем, в русской вики нет даже перевода статьи о Прайсе, в России альтруизм не в чести.

«Я полагаю, что подлинный альтруизм есть роскошь для тех, кто не хочет оказаться в эволюционном тупике. Даже в его наиболее симпатичном варианте «инклюзивной годности» трудно будет придерживаться такой позиции, когда волк окажется у двери а это наиболее вероятный сценарий для 11 миллиардов людей XXI века».

Спаркс заявляет, что теория социобиологического альтруизма эта «математическая тавтология». Чтобы его поняли, он говорит чётко:

«Справедливое, демократическое устойчиво общество для любого сообщества для любого сообщества на любой планете в любой вселенной это лишь утопия».

Временное благополучие западных демократий, по Спарксу, стоит на военной силе — и ему это нравится, ему не нравится, что Запад недостаточно эгоистиче:

«Ещё один неприятный факт об альтруизме, милосердии и помощи, который почти никогда не упоминают, заключается в том, что в долгосрочной перспективе в перенаселённом мире с исчезающими ресурсами помощь одному человеку наносит вред всем остальным. Каждый обед, каждая пара ботинок ведут к загрязнению и эрозии, тратят ресурсы. … Что один человек приобретает, то все другие теряют».

Повторю отдельно: «Что один человек приобретает, то все другие теряют».

Спаркс считает себя гуманистом, он большой поклонник Докинза. В России и в мире Докинз чревычайно популярен, хотя его концепция «эгоистичного гена», равно как и теория «мемов» научным сообществом отправлены на ту же свалку, что идея «пассионарности».

В довершение всего, Спаркс конспирофоб и циник: он считает, что эволюционисты заигрывают с боженькой, потому что их подкупают верующие вроде Темплтона.

Иисус умер и воскрес, а Базаров не воскреснет, потому что базаровщина бессмертна.

Священник Яков Кротов

Оцените статью