Про Родину

Агрессивная геополитика занимает все больше места в информационном пространстве. Мы следим за ценовыми войнами на нефть, строительством мексиканской стены, британским брекзитом, растущим влиянием левых в Европе, лидерством китайской экономики, усилением азиатского ВПК, не говоря уже о бесконечных военных хрониках с Ближнего Востока и Украины. Не только СМИ – кинематограф и телевидение вовсю штампуют сериалы и фильмы на эти темы, выходящие в мировые и региональные ТОПы. Обязательная при подобных раскладах шпиономания растет опережающими темпами. Рейтинги (и бюджеты) свежих шпионских сериалов и кино говорят сами за себя.

Одним из самых популярных сериалов последних 8 лет является американский телесериал «Родина», основанный на сценарии израильского режиссера Гидеона Раффа. Одна из основных сюжетных линий в «Родине» — противостояние ЦРУ и Моссада против Ирана. В сюжете, основанном, как говорят, на реальных событиях, американские спецслужбы завербовывают одного из ключевых силовиков Ирана, который с помощью Штатов становится генералом КСИР. Он, в частности, передает в Вашингтон секретные данные о состоянии иранской ядерной программы. Спустя какое-то время агента раскрывают, и тот просит убежища в Америке, но циничные боссы ЦРУ сдают его Моссаду, на этом судьба персонажа обрывается.

Про Стражей Исламской Революции

Здесь нужно слегка отвлечься для расшифровки этой загадочной аббревиатуры: Корпус Стражей Исламской Революции (КСИР) является единственным в своём роде органом, обладающим широкими религиозными, политическими и военными полномочиями. По сути, КСИР — элитное иранское военно-политическое формирование, которое «оказывает содействие армии в деле защиты независимости, территориальной целостности государства и исламского республиканского строя», распространения господства ислама в Иране, содействия осуществлению мусульманских идей в мире, ведение борьбы с «подрывными элементами внутри страны, выступающими против исламской революции», проведения спасательных операциях в случае стихийный бедствий, оказание помощи силам охраны общественного порядка, в том числе в деле обеспечения безопасности государственных учреждений, религиозных и политических деятелей, оказания помощи органам разведки и контрразведки, усиления вооружённых сил ИРИ при взаимодействии с армейскими подразделениями, создания и военной подготовки народного ополчения — басидж. В 2019 году США, Саудовская Аравия и Бахрейн объявили КСИР террористической организацией. Вместе с басидж численность КСИР превышает 10 млн человек (то есть как минимум 1/8 часть населения страны).

Но вернемся к сюжетным перипетиям «Родины»: эпизод с генералом КСИР, перебежавшим в Штаты вышел почти 2 года назад. А в апреле этого года произошло очень похожее событие уже в реальности: Глава контрразведки КСИР, бригадный генерал Али Насири бежал из Ирана в США. Об этом сообщалось на сайте американского мониторингового центра по отслеживанию действий Ирана, а также в ряде мировых и ближневосточных СМИ. Писали, что Али Насири был одним из старейших и опытнейших сотрудников организации. Предположительно, он вывез из страны секретные документы, касающиеся иранских ядерной и ракетной программ, а также поездок агентов спецслужб под дипломатическим прикрытием за границу, т.е. фактически сдал резидентов.

Про войну разведок

Первым о побеге Насири ещё 13 апреля написало ливанское издание «аль-Маядин», аффилированное с «Хезбаллой». А уже 19 апреля почти все ведущие СМИ Ирана (например, IRNA, Fars News, Mehr News и др.) опубликовали заявление министра разведки и информации Сейеда Махмуда Алави о том, что контрразведке удалось обнаружить и обезвредить «шпионскую сеть ЦРУ» из 290 агентов, которая действовала в Иране и ряде других стран. Как отметил Алави, информация о выявленной «шпионской сети ЦРУ» была предоставлена другим странам, что «привело к аресту нескольких агентов» американской разведки. Аналогичный удар, по его словам, иранские спецслужбы нанесли британской MI-6. Также Алави рассказал, что его министерство переключилось с оборонительной контрразведки на проведение наступательных операций. Еще через 2 дня, 21 апреля государственные иранские СМИ сообщили о назначении на пост главы контрразведки КСИР, занимаемый ранее Али Насири, Фатхулла Джумейри. Никаких пояснений относительно причин смены руководителя ведомства дано не было.

Вы спросите, и к чему этот занимательный ликбез, который, пусть и удивительно повторяет сюжетные перипетии культового американского телесериала, но все же вряд ли интересен российскому обывателю? И вот тут-то и завяжется реальная интрига, связывающая в одно и предыдущий пост об арестованной в Иране российской журналистке Юлии Юзик, и сериалы Гидеона Раффа, и вышеупомянутый КСИР.

Про конфликт с генералом

В недавнем прошлом Юлия Юзик имела конфликт с… этим самым генералом Али Насири. Тогда еще – не беглым. С Ираном у московской журналистки давние отношения: она много раз ездила туда в командировки, дважды работала по временному контракту в местных СМИ и даже выступала в университетах (по всей видимости, с лекциями о кавказском терроризме, на котором она специализировалась первые годы своей журналистской карьеры). Страна и культура очень нравились девушке, она со смесью восторга и удивления писала о местных религиозных обычаях: «выглядит все странно сексуально… совершенно как в кино… прихожу в себя вот!». И подолгу расписывала в своих постах красоты персидского искусства.

Однако пару лет назад что-то пошло не так – журналистку вызвали на допрос в КСИР, где она провела 5 часов, после чего ей пришлось вернуться в Россию. Друзьям она тогда якобы сказала, что виной всему – Али Насири. Пока он остается главой Корпуса, дорога в Иран журналистке закрыта. В январе уже этого, 2019 года в своем инстаграме Юзик обреченно написала в ответ своей бывшей иранской (русскоязычной) коллеге Юлии Гнатюк, что «наверное, уже больше никогда» не приедет в страну.

Про секретные инструкции

Однако спустя несколько месяцев после побега Али Насири из Ирана, 29 августа этого года Юзик снова летит в Тегеран… По прилету, прямо в аэропорту у журналистки отбирают паспорт и обещают отдать на обратной дороге в Россию. Но 2 октября в ее номер в гостинице вламываются сотрудники КСИР. Всё последующее вы уже знаете из предыдущего поста: до сего момента к Юлии не допустили ни одного посетителя, ее держат в подземной тюрьме зиндан без связи с внешним миром. Единственный звонок, который поступил от нее оттуда, был 3 октября. Женщина тогда рассказала, что ей вменяют шпионаж в пользу Израиля.

Судя по всему, Юзик предполагала, что нечто подобное может с ней произойти. Перед отлетом в Иран, она дала четкие инструкции своей младшей дочке Соне (у Юлии 4 ребенка: 16-летняя Лея, 14-летняя Соня и 10-летние двойняшки Руми и Наум), что и как следует сделать, если с ней что-то случится. После звонка мамы, Соня сделала все по инструкции: она зашла в фейсбук Юлии и написала очень эмоциональный пост, перечислив все известные ей факты о задержании матери. Пост этот был поразительно проникновенным и написан каким-то очень взрослым языком, несмотря на то, что было ясно: пишет действительно подросток. У него очень быстро появилось множество лайков и комментариев. Судя по немногочисленным интервью, которые впоследствии дали старшие родственники, никто из них не знал об этих инструкциях ранее.

Про фейсбучные утечки

Спустя сутки пост Сони исчез из открытого доступа (удален либо поменялись настройки конфиденциальности), а спустя еще несколько часов все посты Юлии Юзик на фейсбуке оказались закрыты. Дело в том, что на следующее утро широкую информационную кампанию по возвращению журналистки в Россию развернул ее бывший муж, журналист Борис Войцеховский, отец Сони и Леи. После того, как федеральные СМИ опубликовали материалы об этом инциденте, проиллюстрировав их фотографиями из фейсбука Юлии и процитировав несколько комментариев из ее постов, родные журналистки, по всей видимости, и решили ограничить доступ к ее аккаунту.

Надо полагать, не в последнюю очередь из-за того, что первые же комментарии от фейсбучных френдов Юзик к посту, написанному ее дочерью, стали сразу же упоминать Али Насири. Некто с аватаркой в виде звезды Давида написал, что именно беглый генерал был главной ее проблемой в прошлой поездке в Тегеран. Это было еще в тот момент, когда все, что было известно о задержании журналистки – что ее обвиняют в шпионаже в пользу Моссада. Не исключаю, что оперативно откликнувшиеся на пост Сони френды могли быть провокаторами, тем более понятно желание старших родственников Юлии перекрыть все возможные каналы для такого рода провокаций или «подстав».

Про страхи и пророчество

Однако у Сони был доступ только к фейсбуку матери, остальные ее соцсети остались без изменений. Так что уже через день комментаторы переключились на инстаграм Юзик, где до сих пор изредка появляются сочувствия и проклятия на русском, английском и фарси. Последний пост Юлии в инстаграме может оказаться печально-пророческим: «на самом деле, я боюсь, что когда-нибудь приеду сюда и больше не вернусь». Пост датирован 2 октября – в этот день, немного позже, дверь в ее номер будет выломана иранскими спецслужбами, а женщина арестована.

Впрочем, пророчество из инстаграма могло быть отражением ее опасений – ведь паспорт у нее отобрали еще по прилету. Именно этот факт вызвал у медийных экспертов последних дней самые жаркие споры: мол, любой здравомыслящий гражданин должен в такой ситуации уведомлять российское посольство в стране местопребывания. И то, что она этого не сделала, наводит на мысли… Друзья и коллеги Юзик отвечают на это, что ей же, мол, обещали вернуть документ, так что она, скорее всего, решила не мутить воду, чтобы продолжить свои встречи в Иране. Звучит весьма логично.

Про того, кто пригласил в Иран

Однако о характере этих встреч информация не менее двусмысленная. Кое-кто, включая бывшего мужа Юлии, намекали на некие романтические цели ее поездки. Хотя своим родным она сказала, что поездка – исключительно деловая. Спустя пару дней после ареста ее мама вспомнила имя того, кто прислал приглашение Юзик. По данным «МК», это был Бахрам Ханлар, директор русскоязычного спутникового канала Iran Today. Бывший работодатель Юлии, ИД «Комсомольская правда», предполагает, что Юзик ранее (в 2017-м году, до конфликта с Али Насири), могла работать на одном из международных иранских телеканалов, например, на правительственном Presse TV. Однако мама Юлии уверена, что Ханлар и был работодателем дочери два года назад. Эту же версию (о том, что приглашение в этот раз прислал бывший работодатель или коллега, не называя имен) подтвердили несколько разных источников.

В пользу того, что Юзик ранее была связана с Iran Today, косвенно говорят несколько постов из ее инстаграма. В частности, одна из ее «подруг» в Тегеране – украинская журналистка Юлия Гнатюк, сотрудница именно этого телеканала в Иране и Казахстане. Гнатюк ведет (по крайней мере, вела до 2018-го года) телепередачу «Иран ближе», где рассказывала о культурных новостях. В инстаграме Юзик есть видео, где две Юлии что-то празднуют в одном из иранских ресторанов в сентябре 2017 года. Впоследствии их дружеские беседы не раз появляются в комментариях к юлиным постам.

Про странный телеканал-призрак

Однако о том, что Юзик снова прилетела в Тегеран, Гнатюк узнала из ее инстаграма … 7 октября! Если предположить, что москвичка собиралась вновь вернуться на Iran Today, на котором работает (?) ее киевская подруга, то удивление последней вызывает больше вопросов. Впрочем, если учесть их разговор в инстаграме, о котором я писал выше (в январе этого года), где Гнатюк удивляется информации о том, что Юзик больше не сможет посетить Иран, то вывод напрашивается следующий: они не так близки – раз, и два – одна из них вряд ли работает сейчас на телеканале Ханлара.

Впрочем, с самим телеканалом тоже не все гладко. Как пишет «МК», Россотрудничество объявило о создании этого ресурса в ноябре 2017-го (последний раз Юзик работала в Тегеране с сентября 2017-го), а Ханлар до сих пор представляется его директором. Но на сайте Iran Today последние новости датируются августом 2018 года. Я также проверил сайт и соцсети телепроекта, и выяснил, что аккаунты в соцсетях появились у канала в мае 2018-года, как и новости на самом сайте. Т.е. Iran Today в Сети вообще функционировал только с мая по август 2018-го года! Впрочем, на самом сайте внизу морды стоит датировка «2015-2018». Фамилия Юзик нигде на сайте не встречается, правда, там вообще нет никаких фамилий редакции вообще.

Про возможную цель поездки

Так что работала ли Юзик на Iran Today – неясно. Если учитывать романтическую версию ее поездок, то, возможно, приглашение от Ханлара – прикрытие, официальный повод для приглашения Юлии к ее поклоннику. Бывший муж, Борис Войцеховский, говорит, что «она собиралась встретиться с кем-то из своих бывших коллег», а «Комсомолка» предполагает, что ее визави «весьма высокопоставленный мужчина», «влиятельный чиновник или военный».

Впрочем, дочь журналистки говорит, что до ее скандального выдворения из Ирана в прошлый раз, мама собиралась написать книгу о своей жизни в современной Персии (старшие родственники также говорят, что Юлия работала в каком-то местном издательстве). Может быть, именно этот проект и стал для нее «деловым поводом» — тем более, что основной ее противник, Али Насири, бежал из страны, и вроде бы, дорога открыта… А ее опасения по поводу возможного задержания и инструкции для Сони – не более чем подстраховка опытной в международных делах журналистки. Кстати, в пользу версии о книге говорит еще один пост Юлии из ее инстаграма – с книжкой о современной иранской культуре, которую иранское посольство с помпой продвигало два года назад на всех московских книжных ярмарках.

Про датскую разведу

Что же до обвинения в шпионаже, то это далеко не первое в ее жизни: «Пишите, [что я работаю] на датскую разведку. Смеетесь? А после моего задержания в Чечне наурские ФСБшники “пришили” меня именно к ним. Понятно, выглядела я подозрительно: русская и зачем-то еду по адресу террористок. Меня отвезли в управление ФСБ, “пробили” — ни в какой официальной командировке от редакции я не находилась. Я струхнула, конечно… Меня уже столько раз на всякие разведки пробивали, что это даже не грустно, а смешно», — рассказывала она в интервью «МК» 15 лет назад. Тогда, в самом начале нулевых, только-только выпустившись из вуза, Юля уехала в Чечню, чтобы написать свою первую книжку «Невесты Аллаха» о женщинах-смертницах. Помощь в сборе информации ей тогда предоставил начальник чеченского ОМОНа Бувади Дохаев, о котором Юзик до сих пор вспоминает в своих соцсетиях.

Международную журналистку, имеющую связи в самых разных регионах и культурах, легко обвинить в сборе разведданных. Тем более такую, как Юзик: она не имела постоянного контракта, т.к. работала фрилансером; сфера ее интересов всегда была очень широка – работала на Кавказе, на Ближнем Востоке и в Азии; в 2016-м неожиданно решила баллотироваться в депутаты Госдумы от Дагестана, занимаясь правозащитной деятельностью на Северном Кавказе, при этом совершенно не являясь мусульманкой ни по вере, ни по происхождению (ее оппоненты постоянно давили на это) – кстати, поддерживала ее тогда «Открытая Россия» Михаила Ходорковского. Бывала по работе и в Израиле, правда, родственники утверждают, что только раз в 2006 году: тогда она писала статью о женщинах, служащих в армии. А еще журналистка известна своими провокационными публичными высказываниями в защиту украинских радикалов, хотя ее бывший муж объясняет это не идеологическими корнями, а родственными: дед Юлии родом с западной Украины. При всей этой суматошной, активной деятельности, Юзик одна воспитывает 4 детей (как утверждают ее фейсбучные френды, от двух браков).

Про причину ареста

По всем признакам, намного более вероятен не шпионаж, а крутой независимый нрав Юлии, не знающей привычных обывателям страхов чужих культур и «опасных регионов», стремящейся к рискованным авантюрам, необычным проектам, удовлетворении собственного бескрайнего любопытства и интереса к жизни. Возможно, по ходу своей гиперактивной деятельности, она действительно являлась свидетелем разного рода событий «не для чужих глаз». Но более вероятно то, что до ареста в Тегеране ее довел острый язык и вера в то, что наказание бывает только за доказанный и действительный вред.

Так, это косвенно подтверждает все тот же ее инстаграм, где она запросто пишет о крупнейшей военно-политической фигуре всего Ближнего Востока Касеме Сулеймани (в народе его восторженно называют «Тень»): «этот парень, возможно, следующий иранский президент, самый «плохой парень» в Иране…», а дальше шутливо сравнивает его с Трампом. Далее следует целая вереница комментариев на фарси и инглише от иранских мужчин (например, такой: «вы не имеете права говорить [так] о нашем лучшем генерале, вы не иранка, пожалуйста, будьте тише») и один русский: «Вот из-за этих необдуманных слов Вы, Юля, к сожалению, сейчас в зиндане». И таких шутливо-фамильярных постов по поводу персов у Юзик несколько. Возможно, иранцы просто не так хорошо понимают юмор, как она это себе представляла. Ну и, конечно же, не так хорошо представляют себе равноправие полов, о котором она так печется. В ее инстаграме есть об этом тоже, коротко и емко: «Это мужская страна».

Впрочем, не для всех конспирологических гипотез есть у меня весомый ответ. Не выдерживает критики странная медлительность и бесплодность попыток российского МИДа как-то повлиять на «дружественный Иран». Еще ночью 4 октября, с подачи Бориса Войцеховского, Захарова из МИДа приняла ситуацию на отработку. Началась чахорда с послами обеих стран, которая в публичное поле вообще никак не выливалась. Были два взаимоисключающих заявления от КСИРа. Были заявления от СПЧ и Союза журналистов России, будто бы направленные в пустоту. Было даже некое неофициальное заявление Кремля. Но все эти слова за неделю не привели ни к одному реальному событию. Почему? Ответ на этот вопрос пока что лежит исключительно в плоскости конспирологии, увы.

Если вы хотите как-то повлиять на эти жалкие попытки вызволить из иностранной тюрьмы российского гражданина, то вы можете подписать петицию, которую бывший муж Юлии и ее родственники выложили в Сети (сейчас там уже 27000 подписей). Ссылка в комментариях.


* на основе данных из открытых источников.