Huawei

Мой текст о возможности предотвращения первой чеченской неожиданно вызвал еще один аспект обсуждения: порождали все эти заготовки при Горбачеве, или уже при Ельцине?

Охрану из офицеров девятки давали ведь после ГКЧП?

К сожалению, не смог пока найти: где в архиве хранится полная запись текста беседы, состоявшейся в Грозном за год до январских событий 1995 года.

Поэтому могу воспроизвести только то, что запомнил.

Джохар был после хаджа и совсем не пил. Гости не пили то же. Бутылка коньяка так и осталась нетронутая стоять на столе.

Гости, приехавшие из Москвы старались говорить «по мужски, по генеральски»:
— У России и Чечни на самом деле общие стратегические цели и общие национальные задачи — утверждали они. — Нам нечего делить.

Вспоминали письма, которые в свое время Джохар писал на имя министра обороны СССР Дмитрия Язова с предложением создать национальные воинские части, сформированные из чеченцев.

 

Дудаев отвечал, иногда эмоционально.

В его ответах была и кавказская специфика, но многое сильно повторяло те идеи, которые в конце восьмидесятых годов были очень распространены в тогдашней Эстонии, где он в свое время служил.

Джохар очень четко говорил об особом пути Ичкерии:
— «Вы напрасно думаете, что мы будем лизать турецкий сапог! Чечня выбрала свою, особую дорогу!»

А в разгар беседы неожиданно произнес ту фразу, запомнившуюся собеседникам, которую я и вынес в заголовок: «Вы думаете я сам сразу сюда пошел? Да меня Горбачев три дня уговаривал!!»

Документальных доказательств этим словам мы не нашли. Один из моих коллег предложил в итоговой докладной записке отнести их на счет традиционного кавказского менталитета.

Но уважаемый генерал, активный участник этих самых переговоров, и сегодня уверен: Джохар не обманывал.

— «Он был с нами абсолютно искренен!» — считает он.

Участие некоторых советских и российских политиков в предыстории ичкерийского конфликта по-прежнему остается одной из наименее изученных его компонентов….