Фашизм-большевизм в лице Чубайса и Гайдара

Истории

Посмотрим правде в глаза!

Социум наш, как и 100 лет назад, вновь оказался безбожным и без царя в голове. И это грозит испытаниями, мерзостями и подлостями, худшими, чем в прошлом веке. Который начинался с Николая Кровавого и трех революций, помноженных на три войны (японская, мировая и гражданская), потом прошёл через сталинскую контрреволюционную казарму и смертельную Отечественную войну, в которой, казалось бы, МЫ победили, но в итоге не удержали победу – и закончился предательством.

Фашизм одолели, Победу одержали, но не удержали, и поэтому закономерно столкнулись с тем же фашизмом-большевизмом, но только более изощрённым – либеральным. Надо понимать, что Чубайс, Гайдар и их легионеры по социальному психотипу и методам управления массой – настоящие большевики, но только с другой, противоположной идейной начинкой. Большевизм это такая общественно-политическая модель, при которой идейно-продвинутое меньшинство железной рукой ведёт в светлое будущее идейно отсталое большинство.

Не удержали, потому что склеенное таким трудом, потом и кровью советских поколений «МЫ» не выдержало проверку временем и относительной сытостью. Верхи соблазнились буржуинским комфортом и механизмами управления, а низы – совковатые мещане – соблазнились нормированной потребительской кормушкой. И вся нынешняя массовая ностальгия по стандартам советского «застоя» — это потребительская тоска по упущенной выгоде в виде почти построенной мат-тех базы потребительского коммунизма.

Закономерно, что короткий советский век завершился коллективным МЫ- предательством: верхи предали канонически охраняемые идеалы, а низы – самих себя, прошлые поколения отцов и дедов и будущие поколения детей и внуков. Больше предавать некого.

 

В итоге былая державная государственность вернулась в первобытное состояние «оседлого бандита», озабоченного пополнением казны, вернее – «дружинного общака», перед очередной войной, то есть схваткой с конкурентами, не столько даже за накопленные активы, а за ресурсы, пока ещё не извлечённые из богатых недр.

В результате падения державности полопались и былые духовные скрепы: «русские не сдаются», «русские своих не бросают» и т.п. На самом деле – сдались и не только побросали, но и «кинули» всех своих, разбросанных по всему миру. Остался только казённый патриотизм в виде «национальной идеи». Маленький «фиговый листок», которым невозможно прикрыть весь срам.

Что же это как не кризис русской цивилизации? Но только русской или российской? И можно ли отделить их друг от друга?

По внешней видимости и короткой исторической памяти они нераздельны. Да и по факту ясно, что это общая беда всех народов России. Но более тонкие исследователи уже указывают на предательские линии разлома, которые раньше скрывались за фасадом многонациональной империи и наглядно проявились по внешнему контуру в процессе развала СССР.

Читайте также: Водка в СССР — как символ эпохи застоя

Оцените статью
Добавить комментарий