Кашин на телеканале «Дождь» на днях бился в диалоге с уважаемой Татьяной Малкиной. Молодой и нахрапистый парень конвульсировал дабы понять, почему она в своей колонке приписывает заслуги горбачевской эпохи ельцинской.

Колонку Малкиной не читал. Кашина не люблю. Именно поэтому очень хотелось понять, почему умная и язвительная журналистка так бережно уходит от ответа, а Кашин ее не добивает и не вытаскивает из кармана джокера.

То есть, он уже почти все сказал ей: и по поводу Суркова, пришедшего от Ельцина, и по поводу Эрнста с Добродеевым, тоже в наш век не с дуба рухнувших. Но вот главного — не договаривает.

Это была такая любимая игра новосоветской интеллигенции как раз раннегорбачевской эпохи — «А Ленин лучше»! Вот Сталин — он плохой, это очевидно, но Ленин — то хотел, чтобы было лучше!» Не Ленина защищали таким образом, очевидного для всех создателя репрессивной экономики и монопартийной системы. Себя защищали. Не готовы были побороть в себе юных ленинцев. Знаю, ибо сам был как раз таким, и за Ильича цеплялся буквально до последнего.

Сейчас Ельцин для Малкиной — это такой Ленин. Это символы святых идеалов, опороченных.
… кем?!
Верным ельцинцем Владимиром Владимировичем Путиным. Нет ничего сделанного Путиным, что бы не было начато при Ельцине. Про Чечню не говорю. Даже игры вокруг Крыма при Ельцине начинались — вспомните, как истошно тянули с подписанием договора о Крыме, как выторговывали себе всем Кремлем у Кучмы лишнее десятилетие совершенно символического, а практически смысла, не имевшего уже давно стояния российского черноморского флота в Севастополе.

И строительство «союзного государства России и Беларуси» — Ельцин, а не Путин. И разворот Примакова над Атлантическим океаном — только не думайте, что Ельцин этого разворота не поддержал! Не поддержал бы — завтра бы уже Примаков не был премьером.

И прав Кашин, когда говорит: нет ничего хорошего из сделанного Ельциным, что не начато было бы Горбачевым. Прав. И в этой дискуссии Кашин просто не сказал последнего слова. Он не сказал одного: Горбачев, уходя, оставил во главе страны — какая уж была она к тому времени, эта страна, такая была  — не того, кого хотел он, а того, кого хотела она. А Ельцин, уходя, оставил вместо себя России того, кто был удобен лично ему и его окружению. В этом — разница. И Кашину было достаточно сформулировать: «Путин — это Ельцин сегодня», чтобы Малкиной нечем было ответить. Но он предпочел не добивать этой формулой «отцов», без идеологической легитимности которых нет опоры и у «детей».

Я не к Тургеневу отсылаю. К Достоевскому. К отцу и сыну Верховенским. Хотя предпочел бы к Тургеневу. Там оба поколения симпатичнее как-то выглядят.

Россия сегодня стилистически даже не в горбачевской эпохе. Она — в позднехрущевской и раннебрежневской. Так сказать, времена Карибского кризиса. Там ведь тоже было нечто «святое». Сейчас — «Эхо Москвы» и «Дождь», а тогда поэзия шестидесятников, театр, кинематограф. И тоже «кузькиной матерью» грозили Эрдогану. Только телеканалов было меньше, не сидели на них Соловьевы с Пушковыми — хватало заявлений ТАСС, Бовина и Герасимова с Боровиком. И Эрдогана не было, хотя с Турции и там все начиналось.

И мне кажется, открытие «Ельцин-центра» не во времена игравшего в некое подобие либерализма Медведева, а в махровую позднюю эпоху Путина —   глубоко символично. Воздвигнут мавзолей, без опоры на который Путин теряет свою легитимность. А сейчас он ее не теряет. И появление рядом с ним Наины Иосифовны Ельциной, это появление Надежды Константиновны Крупской на пленуме ЦК ВКПб в президиуме, рядом с вождем всех народов.

Что там у них было на междусобойчиках — прочтем со временем у новоявленного Роя Медведева. А пока — всё пристойно. Скандала нет. Второй, третий и четвертый президенты несвободной России двумя своими головами одобрительно кивают увековечиванию памяти первого президента. И «гроб качается хрустальный…» И Кашин не спешит нас добивать, вытаскивая из кармана — не из рукава даже, именно из кармана, внаглую, чтобы все видели — своего джокера.
Просто ведь все.
Горбачев породил Ельцина, но изгнал его из дома.
А Ельцин поразил Горбачева и воцарился сам.
И Ельцин породил Гайдара.
Гайдар породил Чубайса.
Чубайс породил Березовского.
Березовский породил Путина.
Путин стал Россией…
Хочется дожить до дыхания Чейн-Стокса. Больше ведь надеяться уже не на что.