Top.Mail.Ru

Софья Перовская — «Усама бен Ладен XIX века»

Истории

По григорианскому календарю убийство Александра II было 13 марта, но так как за его убийцами закрепилась слава «первомартовцев», то и писать об этом стоит 1 марта (из той же оперы «третьеиюньский переворот» и «Октябрьская революция»).

Зачем народовольцы это делали, как они сами оправдывали свой террор? Они считали, что так пробуждают темное народное сознание, вот зачем. В этом смысле идейным вдохновителем всякого террора в России следует признать Виссариона Григорьевича Белинского, заявившего в своем знаменитом письме Гоголю, что «России нужны не проповеди (довольно она слышала их!), а пробуждение в народе чувства человеческого достоинства». Эта вольтерьянская по своей интенции мысль радикальной молодежью второй половины XIX века была понята в том духе, что нужно пойти в народ и пропагандой «раскачать» его на бунт (1874 год). Когда эта пропаганда не достигла успеха, самые отчаянные и пассионарные бошки приступили к террору. Триггером послужил теракт Веры Засулич 5 февраля 1878 года.

Александр II вполне заслужил быть убитым. Чудовищная ложь, обнародованная им 19 февраля 1861 года, была никаким не «освобождением крестьян», а их перезакабалением, переставлением русского рабства на новые, капиталистические рельсы.

Я не буду сейчас вдаваться в подробности, скажу только, что это была криптовалютная афера, а не «освобождение». Крепостной крестьянин — это не человек, а виртуальная валюта, «душа». Но так как валюта эта к середине XIX века сильно обесценилась (отсюда и название романа Гоголя), царское правительство решилось на отчаянный шаг — реструктуризацию этой криптовалюты, перевод ее в живые деньги под госгарантии и выкупные платежи (растянутая на 49 лет 6%-ная ипотека; это как если бы вас сейчас заставили платить за квартиру, в которой вы уже живете, и вы бы отдавали 6% вплоть до 2069 года!).

И как только у современных либералов это получается, одновременно восхищаться Александром II, и продолжать народническую риторику про темный народ и необходимость его «пробуждения» своими идиотскими «протестами», «маршами несогласных» и прочими провокациями!

Просто позорище, какой кисель у людей в головах. Александра II убили за то, что он обманул свой народ, вот за что. Ну и за то еще, конечно, что он кровавыми пытками пытал революционную молодежь и в Сибирь их ссылал за длинный язык. Чернышевского так упекли за листовку «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон», потому что он в этой листовке эту криптовалютную аферу вскрыл.

20 лет каторги и ссылки! Чернышевский на каторге очень быстро сдулся и все свои таланты растерял. А вы говорите, что у нас законодательство жесткое и 5 лет за призывы в твиттере убивать детей полицейских — сурово!

Вот где суровость. Вот что либеральный «освободитель» творил!
Всё равно это бессмысленно, вам объяснять, что к чему было по факту, всё равно либералы всё истолкуют по-своему, из-за своей вечно бакунинской (а вовсе не либеральной) ненависти к любой власти. Перейдем к хронике событий.

18 июня 1879 года в Ботаническом саду Воронежа под видом пьянствующих-отдыхающих собрался знаменитый нелегальный съезд народников. Как это и бывает обычно в таких случаях, съезд только расколол оппозицию, на радикалов и умеренных. Еще за несколько дней до того (15-го числа) радикалы собрались в Липецке тоже типа покататься на лодочках (Липецк был тогда тихий тамбовский курорт, а не промышленный город с собственной областью).

В августе раскол оформился окончательно: Плеханов, Аксельрод, Дейч и прочие заняли умеренную позицию (эти же люди в 1903 году отколются от большевиков, угадайте с трех попыток, как называется эта партия интеллигентов). Радикалы же организовали террористическую группировку «Народная воля» (в учебниках она называется почему-то партией; это не партия, это именно боевая организация, если так, то партией стоит называть и «Аль-Каиду» или «Тахрир аш-Шам»).

Собственно, тогда, летом 1879 года эти боевики посовещались и решили убить Александра II. А чтобы это выглядело прилично, назвали свой междусобойчик «гражданским судом», якобы вынесшим смертный приговор. Типичная такая, опять же, логика начинающего люстратора, чьи идеи в народе непопулярны, но мы же «граждане», мы же «просвещенные», пусть мы и ничтожное меньшинство народа. Только мы настоящие «демократы», хотя демократия тут и рядом не лежала, даже оральным сексом они с демократией не занимались, прости меня господи за высокую эротику, не то что секс и уж точно не свадьба у них с демократией была.

Решили убивать — надо, значит, убивать. 5 (17) февраля 1880 года в 18 часов 22 минуты в Зимнем дворце рванули 30 кг динамита. Оказывается, с сентября 1879 года этот динамит маленькими кусочками носил в Зимний дворец народоволец Халтурин, устроившийся туда столяром. Обрушилась гауптвахта (сейчас в этой комнате выставлены знаменитый скифский ковер и колесница, которые раскопал в Пазырыкских курганах С. И. Руденко). Погибли 11 караульных солдат (все недавно вернулись с русско-турецкой войны 1877-78 гг). Но сам царь не пострадал.

Параллельно действовала группа Перовской. Софья Львовна Перовская (род. 1853) — праправнучка последнего украинского гетмана Кирилла Разумовского (Перовские — бастарды его старшего сына Алексея).

В 17 лет Соня ушла из дома, после того как отец потребовал прекратить общение с «сомнительными личностями». Судя по всему, главное ее стремление было «быть полезной». Она выучилась одновременно и на учительницу, и на фельдшерицу, т. е. овладела сразу двумя главными профессиями тогдашней народнической интеллигенции. Из чего следует, что она была девушка жутко целеустремленная.

Сохранились воспоминания: Перовская терпеть не могла, когда в дом заходили в грязной обуви, и вечно волосатые и нечесаные нигилисты и террористы страшно боялись, что она будет им выговаривать за обувь. Освоив 2 типичные профессии, она решила получить и третий модный тогда диплом — террористический.

Неопрятная позёрка и болтушка Засулич меркнет на фоне этой ходячей пассионарной гранаты модели «Джон Сноу». Так оно и было. Своей запредельной страстью и волей Соня быстро подмяла под себя даже радикальную «Народную волю», формальным руководителем которой был принципиальный, очень честный Желябов (отказавшийся, например, последовать совету Нечаева в революционных целях распускать слухи и вымогать деньги). Желябов и Перовская фактически жили в гражданском браке и нетрудно догадаться, кто кого на самом деле имел: мальчик-идеалист — безумную фанатку, или фанатка — красивого мальчика (а Желябов был красивый).

Короче, Перовская была вдохновителем и организатором практически всех покушений на Александра II. Трижды закладывали мину под царский поезд. закладывали бомбы на Итальянской улице в Одессе и под Каменный мост в Петербурге, т. е. по местам следования императорского экипажа.

Это привело к тому, что наверху засуетились. 6 августа 1880 года силовые структуры империи были объединены, III отделение Собственной Е. И. В. канцелярии и корпус жандармов перешли в подчинение Департаменту полиции МВД. Это дало быстрый результат. В ноябре 1880-го арестовали народовольца Михайлова, который курировал всю «матчасть»: типографии, подпольные динамитные мастерские и проч. В январе 81-го арестовали еще несколько человек.

Это привело к тому, что оставшаяся группа во главе с Перовской стала еще опаснее, как становится опаснее Джокер, загнанный в угол Бэтменом. В том же метельном январе «Склад русских сыров Е. Кобозева» БГ арендовала небольшой полуподвал в магазине на углу Малой Садовой, где начала рыть минный подкоп, называлось это «Складом русских сыров Е. Кобозева» (сейчас на этом месте модернистский дом купцов Елисеевых и «Театр Комедии»). Т. е. план был взорвать царя, когда он поедет по Малой Садовой в Михайловский манеж.

Это забавное, нужно заметить, дело, изучать террористическую тактику. Радио тогда еще не было, взрывали фитильным шнуром (не музыкантом) или вручную электрической цепью, бомбы часто давали сбой, а главное — был высокий риск промахнуться. Чуть быстрее поезд проскочил, чуть царь в сторону отошел, и всё — нужного человека ты уже не убил, а убил только «нижних чинов», сознание которых ты, якобы, пробуждаешь и свет демократии которым несешь. Ну, т. е. дурная тактика, малоэффективная.
Софья Львовна Перовская это, по-видимому, сообразила в какой-то момент. И пришла к единственно возможному выводу, к которому может прийти антисистемно мыслящий пассионарий, — НУЖНО ВЗРЫВАТЬ САМОГО СЕБЯ, т. е. использовать тактику японских камикадзе и исламских шахидов (о которых тоже, впрочем, тогда еще не знали).

Кроме того, закачивался динамит, так как подпольные мастерские таки накрыли. И был составлен очень простой план: если царь поедет в манеж не по Малой Садовой, а каким-то другим путем, швырять бомбы прямо в него руками. Назначили четырех «шахидов»: Гриневицкий, Тимофей Михайлов, Емельянов и Рысаков. Соорудил метательные бомбы Кибальчич.

28 февраля товарищи поехали за город, где затестили бомбы. За день до того, 27-го числа, был арестован Желябов. Т. е. руководство на 100% перешло в руки Перовской. Двуликий соскочил, остался только Джокер!

1 марта царь выехал из Зимнего и поехал в манеж, однако не по Малой Садовой, а по Инженерной. Разведя караулы, царь поехал назад и заехал «на чаёк» в Михайловский дворец к великой княгине Екатерине. Стало очевидно, что назад он поедет по Инженерной и по набережной Екатерининского канала. Подкоп на углу Садовой и Невского бесполезен. Сообразив это, Перовская велела террористам перемещаться к каналу.

Дальнейшее можно прочитать даже в школьном учебнике истории.

В 14:15, когда царский экипаж поворачивал с Инженерной на набережную, Рысаков бросил бомбу под ноги царским лошадям. Царя не задело, ранило несколько казаков. «Безопасники» потребовали, чтобы Александр немедленно покинул место теракта, но царь (о, эта вечная бытовая небрежность Романовых!) решил, что «военное достоинство требует посмотреть на раненых».

В этот момент подошел Гриневицкий и бросил вторую бомбу царю прямо под ноги. От взрыва царь умрет в 15:35 в Зимнем, Гриневицкий — около 10 часов вечера того же дня, 1 марта 1881 года. Рысаков побежит, но будет пойман. Перовская будет безмолвно наблюдать за происходящим с противоположной стороны канала. Ее арестуют только 10 марта, потому что она не покинет города, а будет и дальше пытаться вытащить арестованных товарищей. Пассионария! Мать всех бомб!

Собственно, это всё. Перовскую повесили 3 (15) апреля с остальными террористами. Ей было всего 27 лет. Сентиментальный и сочувствующий революции Блок в «Возмездии» нарисует ее портрет так:

Большой ребячий лоб не скрыт
Простой и скромною прической,
Широкий белый воротник
И платье черное — всё просто,
Худая, маленького роста,
Голубоокий детский лик,
Но, как бы что найдя за далью,
Глядит внимательно, в упор,
И этот милый, нежный взор
Горит отвагой и печалью…

Вряд ли можно согласиться с этой тенденциозной картинкой, нарисованной левым поэтом. Софья Перовская была Усама бен Ладен XIX века, которая, как и всякий пассионарий, поставила себе иллюзорную цель и добилась ее выполнения, но при этом не решила, а только отодвинула решение главной задачи — освобождение.

Собственно, единственный вывод, который можно сделать из этой истории, состоит в том, что всякий террор, провокация и «марш протеста» не есть средство политической борьбы, а есть самооборона для отчаявшихся сорвиголов. Первомартовский теракт только оттолкнул интеллигенцию от революции, а к власти на общественном страхе пришли наигнуснейшие консерваторы вроде Победоносцева, которые «заморозили» Россию на 20 лет.

Будем же бдительными, друзья. Давайте мыслить системно, а не играть в Бакунина и вечный протест против «ну хоть чего-нибудь». Нужно не протестовать, не картинки на Литейном рисовать, а делать дело, строить свою страну и развивать национальную культуру.

Оцените статью