Заграницу я не люблю… Наталья Климова — эсерка, которая готовила взрыв дачи Столыпина

Заграницу я не люблю... Наталья Климова - эсерка Истории

«Заграницу я не люблю. Не понимаю и не хочу понимать самой основы, души ее, и поэтому она навсегда останется чужой. Я удивляюсь ее культуре, ее электричеству, дорогам, богатству и чистоте. И больше всего удивляюсь трудолюбию ее жителей. Здесь все и всегда работают, как крепостные, без праздников и отдыха… Я восхищаюсь ими и чувствую себя бесконечно чужой им… Я знаю, что я имею что-то, чего нет у них, что-то очень большое и важное, что мне дала ленивая и пьяная Россия, и что это что-то есть самое большое и важное на свете». (Наталья Климова, русская эсерка-максималистка).

Наталья Климова — человек удивительной судьбы. Один из лидеров Боевки эсеров-максималистов (проанархистское течение эсеров), она готовила взрыв дачи Столыпина. Будучи атеисткой, она в тюремной камере испытала глубочайшие внутренние переживания единства мироздания, описанные в ее предсмертном (как она думала — но смертная казнь не состоялась) письме. В данном отрывке имеется в виду следующее.

Еще Герцен писал, что в России люди порой и в старости остаются молодыми, тогда как на Западе они словно рождаются расчетливыми стариками.

Климову (чьи политические взгляды радикальной формой народнического социализма и анархизма, то есть близки к взглядам Герцена), восхищает умение Запада обустраивать жизнь, его научная и техническая мысль, его экономическая продуктивность и трудолюбие, немыслимые в России, но в то же время отталкивает прагматизм Запада, мелочная расчетливость, неумение расслабиться, отсутствие созерцательности и глубины, господство экономических интересов, меркантильность. Все это, отсутствующее на Западе, полагали и Герцен и Климова, скорее присутствует в России.

 

Любопытны здесь, однако, две вещи.

Во-первых, тот же Герцен и его единомышленники делал исключение для Италии, Испании, и, в какой-то мере для Франции, скорее их отталкивал германский и англосаксонский менталитет.

Во-вторых, речь идет о тогдашней России — России 19- го начала 20-го века, о России, в которой сохранилась коллективистская сельская община, о России, в которой имелась удивительная творческая интеллигенция с радикальными взглядами. Это принципиально.

Современная Россия в плане внеэкономических ценностей и интересов никак не превосходит Запад, продолжая уступать ему во всем, что касается организации практической жизни.

Оцените статью
Добавить комментарий